О праве на труд

2402
Один из основных документов международного права в области труда – Всеобщая декларация прав человека, принятая ООН в 1948 г., и в числе главных ее элементов – право на труд. Сегодня в рубрике “Международное право – кадровику” рассматривается влияние данного документа на ход развития российского трудового права и оценивается, насколько современное трудовое законодательство соответствует этой важнейшей международной норме и как мы можем применить ее принцип на практике.

Комплекс международных трудовых правОт всеобщей повинности – к свободному трудуТруд как возможность зарабатывать на жизньРасширение перечня обладателей права на труд в странеВозможность распоряжаться своими способностями и развитие рынка труда

Отводя Организации Объединенных Наций роль всеобщего гуманитарного начала в международно-правовой сфере, история предопределила и особое положение декларируемых ею принципов. Сегодня, используя международные стандарты труда для реформирования трудового законодательства или подкрепляя ими аргументацию своей позиции в трудовых конфликтах, мы, безусловно, воспринимаем их как естественный элемент системы основных прав и свобод человека, позволяющий поднять аргументацию до уровня общепризнанных гуманитарных стандартов. И действительно, один из базовых документов ООН – Всеобщая декларация прав человека – был в свое время разработан именно для этих вполне практических целей. До принятия Декларации каждое государство и каждое философское течение толковали права человека на свой лад. Однако с образованием ООН, в цели которой среди прочего входило и “международное сотрудничество… в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии…” (п. 3 ст. 1 Устава ООН от 25.06.45 (ратифицирован СССР – см. Указ Президиума ВС СССР от 20.08.45)), сама собой обнаружилась необходимость в единой концепции предмета такого сотрудничества. Следствием этого стало формирование комплекса прав и основных свобод человека, представлявших собой тот минимум неотъемлемых прав и принципов, необходимость в соблюдении которого представлялась естественной большинству стран – членов ООН даже при условии, что не все из них могли на тот момент полноценно обеспечить такой минимум.

Учитывая особую роль труда в жизни человека, а также принимая во внимание изрядный объем конвенций и рекомендаций, которые Международная Организация Труда успела разработать и принять еще до создания ООН, обойтись в этом минимуме основных прав без трудоправовых вопросов было совершенно невозможно. Так основные трудовые права попали в систему общепризнанных прав человека.

Кстати...

В свое время СССР не участвовал в голосовании за резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН о принятии Всеобщей декларации прав человека из-за существенных разногласий с западными странами по отдельным вопросам (содержание права на труд, отсутствие права на забастовку, свободы покидать любую, в т. ч. свою собственную, страну и возвращаться в нее и т. д.). Это, конечно, никак не отразилось на факте признания Декларации источником международного права, поскольку данный документ сам по себе не связывает государства никакими обязательствами и для его формального принятия вполне достаточно резолюции (решения) Генеральной Ассамблеи, после принятия которой он по сей день существует и действует независимо от желания отдельных стран. В то же время весь комплекс противоречий, существенно повлиявших на итоговый перечень основных прав человека, обязательно следует учитывать при анализе соответствия российского законодательства о труде положениям Всеобщей декларации прав человека и иным актам международного уровня, поскольку расхождения между ними – не всегда вина “несовершенного” российского права. Иногда такие расхождения лежат больше в области политики или философии и объясняются в большей степени расстановкой сил на внутриполитической и международной арене, предопределяющей существование в национальном законодательстве тех или иных концепций вне зависимости от их соответствия международным нормам.

Комплекс международных трудовых прав

НАК №5,
2005
Всеобщая декларация прав человека предложила мировому сообществу следующий комплекс трудовых прав:

    – право на труд (п. 1 ст. 23);

    – право на свободный выбор работы (п. 1 ст. 23);

    – право на защиту от безработицы (п. 1 ст. 23);

    – право на справедливые и благоприятные условия труда (п. 1 ст. 23);

    – право на равную оплату за равный труд без какой-либо дискриминации (п. 2 ст. 23);

    – право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи и дополняемое при необходимости другими средствами социального обеспечения (п. 3 ст. 23);

    – право на свободу мирных собраний и ассоциаций и свобода не вступать в какую-либо ассоциацию (ст. 20);

    – право создавать ассоциации, профессиональные союзы и входить в них для защиты своих интересов (п. 4. ст. 23);

    – право на отдых и досуг, включая право на разумное ограничение рабочего дня и на оплачиваемый периодический отпуск (ст. 24);

    – право на социальное обеспечение, на осуществление необходимых для поддержания достоинства гражданина и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях через посредство национальных усилий и международного сотрудничества и в соответствии со структурой и ресурсами каждого государства (ст. 22).

Одновременно во Всеобщую декларацию прав человека были включены и права, косвенно связанные с трудом и влияющие на различные элементы и весь ход трудовых отношений в целом:

    – принцип равенства перед законом всех людей и право на равную защиту закона без всякого различия (ст. 7 );

    – право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей Декларацию, и подстрекательства к такой дискриминации (ст. 7 );

    – право на невмешательство в личную жизнь, тайну корреспонденции, честь и репутацию человека, а также на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств (ст. 12 );

    – право на жизненный уровень (в т. ч. на социальное обслуживание), необходимый для поддержания здоровья и благосостояния самого гражданина и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независящим от человека обстоятельствам (п. 1 ст. 25);

    – право на особое попечение и помощь в отношении материнства и младенчества, а также право на одинаковую социальную защиту детей, родившихся в браке и вне брака (п. 2 ст. 25);

    – право на образование, на бесплатное начальное образование, принцип обязательности начального образования и доступность технического и профессионального образования, а также принцип одинаковой доступности для всех высшего образования на основе способностей каждого (п. 1 ст. 26), и другие.

От всеобщей повинности – к свободному труду

Рассмотрим перечисленные выше права по порядку и оценим российское законодательство с точки зрения соответствия этим базовым правам. Начнем с права на труд как наиболее известного и в то же время наиболее проблемного элемента международных трудовых стандартов. Четкое представление о его содержании и ограничениях поможет нам в дальнейшем избежать типичных ошибок, а также применять некоторые не слишком типичные инструменты в деле защиты своих прав.

Во Всеобщей декларации прав человека победил западный подход, заключающийся в свободе труда. Однако Советский Союз, где труд сохранял обязательный характер, долгое время был не в силах до конца оправиться от “всеобщей трудовой повинности” времен диктатуры пролетариата (см. Конституцию РСФСР 1918 г.). Восприятие труда как обязанности на многие годы задержалось и в подзаконных актах, и в практике, несмотря на то, что начиная с Конституции СССР 1936 г. наиболее революционные формулировки о труде из текста Основного закона благополучно исчезли, сменившись ставшим привычным “правом на труд”. От прежнего принудительного характера этого понятия осталось лишь традиционное для советской системы определение права на труд как права на получение гарантированной работы с соответствующей оплатой и его закрепление исключительно за гражданами советского государства (см. ст. 118 Конституции СССР 1936 г., ст. 40 Конституции СССР 1977 г.). К сожалению, методы, которыми планировалось обеспечивать эти гарантии, не так уж существенно изменились со времен диктатуры пролетариата.

Последнее изменение трактовки права на труд КЗоТ советского образца пережил уже в рамках законодательных реформ 1992 г. Интересно, что к этому моменту формулировка права на труд в советском законодательстве уже около 20 лет существенно расходилась не только с терминологией Всеобщей декларации, но и с более детальными положениями Международного пакта ООН об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., ратифицированного СССР еще в 1973 г., – и это несмотря на то, что Пакт в отличие от Декларации обладал статусом международного договора и требовал от ратифицировавших его государств безусловной реализации изложенных в нем принципов. Тогда в российском трудовом праве и возникла путаница в понятиях права на труд и принципа свободы труда, присутствующая сегодня в ст. 2 ТК РФ.

Кстати...

Право на труд было впервые заявлено в п. 1 ст. 23 Всеобщей декларации прав человека. Сегодня оно представляется чем-то вполне закономерным, однако его включение в текст Декларации не было однозначным. Один из непосредственных авторов Декларации – вдова 32-го президента США Франклина Рузвельта, Элеонора Рузвельт, выступавшая в роли представителя США в ООН и председателя Комиссии ООН по правам человека, называла это право самым острым элементом разногласий в ООН по вопросу принятия Всеобщей декларации.В то время Советский Союз настаивал на определении права на труд в форме государственного обеспечения всеобщей занятости, тогда как западный подход склонялся к принципу свободы труда. Поголовное трудоустройство, как страстная мечта общества, измученного высоким уровнем безработицы в отсутствии гарантий занятости, на практике оборачивалось поголовно же принудительным трудом и принуждением работодателей принимать на работу и удерживать в своем штате лиц, возможно, совершенно не подходящих для выполнения поставленных перед ними задач. Такой подход кардинально расходился с фундаментальным принципом либерального общества – свободой выбора. В свою очередь, советское государство безо всякой симпатии относилось к идее свободы труда, воспринимая ее как угрозу всей социалистической системе хозяйствования с ее жестким государственным планированием и силовыми рычагами обеспечения занятости.

Право на труд наделяет человека возможностью в принципе так или иначе реализовывать свои способности к труду, а принцип свободы труда означает именно добровольность конкретной реализации таких способностей или же отказ от их использования

Нарушением права на труд в самом общем случае может считаться какое-либо препятствие к трудоустройству конкретного лица, а нарушением принципа свободы труда – его привлечение к труду, на который он не дал своего добровольного согласия (за исключением привлечения к такому труду в исключительных случаях и форс-мажорных ситуациях, подробно перечисленных в нормах ТК РФ и международных актов, рассматривающих вопросы принудительного труда).

Новые российские власти, предвосхищая грядущую либеральную реформу законодательства и демократические тезисы Конституции РФ 1993 г., а также пытаясь по мере сил следовать в русле определений, предложенных Всеобщей декларацией и вышеупомянутым Пактом, включили в понятие права на труд выглядевший на тот момент чрезвычайно актуально элемент совершенно другого, хотя и родственного понятия “принцип свободы труда”. Так в формулировку права на труд вошел “труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается”.

Разработчики ТК РФ попытались, конечно, подкорректировать эту неразбериху, прикрыв терминологический беспорядок заголовком “свобода труда”. Однако это только усугубило ситуацию, теперь уже смешав в одном принципе не отдельные элементы, а два вполне полноценных и самостоятельных понятия. Сегодня это эклектическое сочетание вызывает недоумение у теоретиков-правоведов. Впрочем, на практике получившаяся путаница как раз позволила, с одной стороны, сначала свести “буржуйскую” свободу труда к “священной корове” советского трудового права – праву на труд, и по сей день более привычному для большинства российских юристов, а с другой – тут же нафаршировать эту “корову” совершенно современной либеральной начинкой, соответствующей всем общепризнанным принципам и нормам международного трудового права.

Труд как возможность зарабатывать на жизнь

Обратим внимание на три интересных момента. Во-первых, приведенная в ст. 2 ТК РФ формулировка права на труд несколько отличается от нормы ст. 6 Пакта.

Пакт об экономических и культурных правах, ст. 6Участвующие в настоящем Пакте государства признают право на труд, которое включает право каждого человека на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается, и предпримут надлежащие шаги к обеспечению этого права. ТК РФ, ст. 2 Исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации основными принципами правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений признаются:
свобода труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности.

В отличие от ряда иных международных договоров Международный пакт ООН 1966 г. не предусматривает обращения
в международные органы
с жалобой на нарушение закрепленных в нем прав, поэтому разбираться с возникшей проблемой придется исключительно в рамках российской системы разрешения трудовых споров

И в поправках 1992 г., и в действующем ТК РФ пассаж о “получении возможности зарабатывать себе на жизнь” оказался за скобками понятия права на труд. Причиной тому не в последнюю очередь стали традиционные российские проблемы с формами и размером оплаты труда. Есть также мнение, что этот скудный вариант формулировки просто “просочился” в ТК РФ из его предшественника без чьего-то особого на то умысла. Однако вне зависимости от причин данного факта это не лишает нас возможности использовать полное определение права на труд, данное в Пакте. Таким образом, при задержке или невыплате заработной платы работники имеют возможность подкрепить свою позицию не только весьма оригинальной концепцией принудительного труда, сформулированной в ч. 2 ст. 4 ТК РФ (и до сих пор вызывающей ожесточенные споры специалистов по поводу ее адекватности), или правом на своевременную и полную оплату труда, установленным в ст. 2 ТК РФ, но и – с учетом п. 4 ст. 15 Конституции РФ – непосредственно положениями ст. 6 Пакта, согласно которым лишение лица возможности зарабатывать на жизнь своим трудом означает грубейшее нарушение самого основного трудового права человека – права на труд в его общепризнанном международном понимании.

Кстати...

Трудовое законодательство России долгие годы следовало в русле общих законодательных реформ. Разработчики первого КЗоТа РСФСР 1918 г. (Комиссия Наркомата юстиции, Наркомат труда и ВЦСПС) были более озабочены скорейшим воплощением недавно завоеванных прав, чем детальной проработкой терминологии, поэтому право на труд упоминалось Кодексом 1918 г. лишь в контексте порядка его реализации (через специальные государственные учреждения и профсоюзы). Правда, в условиях провозглашенной Конституцией РСФСР 1918 г. всеобщей трудовой повинности говорить о праве на труд было все же не вполне корректно, поскольку из самой сути повинности вытекал ее принудительный характер. Либеральный КЗоТ РСФСР 1922 г., отражая особенности новой экономической политики 20-х годов, попытался смягчить эти характеристики, ограничив сферу трудовой повинности исключительными случаями и нормами специальных постановлений Совнаркома, а все иные варианты определив в категорию “добровольного найма”. Интересно отметить, что сам термин “право на труд” совершенно исчез из этого Кодекса, дабы не смущать население вопросом его трактовки в новых экономических условиях. Наконец, КЗоТ РСФСР “периода застоя”, принятый в 1971 г., не мудрствуя лукаво, практически воспроизвел формулировку содержания права на труд, предложенную Конституцией СССР 1936 г., никак ее не комментируя и не расширяя. Сдержанное определение данного понятия просуществовало в законодательстве вплоть до 1980 г., когда соответствующий Указ Президиума ВС РСФСР существенно подкорректировал социалистическую трактовку права на труд, включив в нее право граждан СССР на выбор профессии, рода занятий и работы. Это был первый шаг на пути от социалистического понимания права на труд к либеральной концепции свободы труда. Правда, несмотря на поправку, эта свобода все еще оставалась ограниченной – в частности, при ее реализации граждане были обязаны не только полагаться на свои личные предпочтения и качества, но и учитывать “общественные потребности”.

Расширение перечня обладателей права на труд в стране

Вторым важным аспектом формулировки права на труд в ст. 2 ТК РФ, также берущим начало в Пакте и в поправках 1992 г. к КЗоТу 1971 г., является расширение перечня субъектов – обладателей данного права. Если в Конституциях и КЗоТе советского периода это право предоставлялось исключительно гражданам страны, т. е. обладание этим правом ставилось в зависимость от наличия у лица гражданства СССР, то Всеобщая декларация, а следом за ней Пакт, указанные выше поправки в КЗоТе и, наконец, действующий сегодня ТК РФ наделяют этим правом каждого, формально признавая за правом на труд статус естественного элемента прав человека.

Защищая собственный рынок труда от притока дешевой рабочей силы и угрозы увеличения безработицы среди местного населения, государства более или менее справедливо применяют административные рычаги для фильтрации потока трудовых мигрантов, не лишая их права на труд как такового, а лишь предписывая определенный механизм его реализации.
Абсолютное право на труд – идеалистическая концепция,
а ее корректировка и сужение в реальных условиях направлено не на злонамеренное ущемление интересов отдельных работников и их групп, а в первую очередь – на защиту широких слоев трудоспособного населения конкретных государств

Что касается многочисленных нареканий в адрес законодателя по поводу разрешений на работу и прочих ограничений найма иностранных работников, которые на фоне современной российской концепции права на труд, на первый взгляд, кажутся его вопиющим нарушением, то не следует забывать, что ч. 2 ст. 29 Всеобщей декларации разрешает ограничивать права и свободы людей “с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований… общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе”. В том же ракурсе рассматривает подобные ситуации и ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, устанавливая принцип ненарушения прав и свобод других лиц при осуществлении прав и свобод человека и гражданина. А часть 3 ст. 55 Конституции РФ и вовсе разрешает законодательно ограничивать права и свободы человека и гражданина “… в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства”, хотя вводить такие ограничения разрешается только федеральным законом и лишь в той мере, в какой это необходимо для достижения указанных целей. Таким образом, если ограничение права иностранных работников на труд в России обусловлено нормами федерального закона или актами, которые приняты для детального определения механизма действия ограничений, заложенных в соответствующем федеральном законе (например, Федеральный закон от 25.07.02 “О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации” и сопутствующее ему постановление Правительства РФ от 30.12.02 № 941 “О порядке выдачи иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешения на работу”), то по Конституции оно вполне легитимно. Если же такое ограничение окажется закрепленным в подзаконном или локальном акте, у заинтересованных лиц остается возможность отстоять его допустимость, ссылаясь на необходимость обеспечения “должного признания и уважения прав и свобод других” в порядке ч. 2 ст. 29 Всеобщей декларации. Правда, исход этого мероприятия непредсказуем и зависит от конкретной ситуации.

Возможность распоряжаться своими способностями и развитие рынка труда

Распоряжение своими способностями к труду означает не только свободу реализовывать их в ходе трудовой деятельности,
но и свободу отказа от ее осуществления – возможность не работать и не быть занятым без каких-либо последствий правового характера

Третьим важным аспектом современной российской формулировки права на труд является включение в него права распоряжаться своими способностями к труду.

Принудительное трудоустройство советского образца имело и свои плюсы. Для экономически пассивного населения, а также для лиц, нуждающихся в повышенной правовой защите, социалистическая система предлагала весьма благоприятные условия существования на рынке труда, перекладывая на плечи государства заботу о трудоустройстве выпускников вузов, лиц предпенсионного возраста и т. д. Однако определенная несвобода в этом вопросе крайне негативно отражалась на общей активности трудоспособного населения. Так что указанная новация заметно оживила рынок труда. Работники были вынуждены серьезно взяться за свое профессиональное развитие, а работодатели, поставленные в условия свободной конкуренции, получили свободу в решении кадровых вопросов и создании собственных систем управления человеческими ресурсами.

По мнению социологов, новые принципы труда позволили сформировать довольно устойчивый средний класс, составляющий сегодня до 25% российского общества и отличающийся энергией, волей и дисциплиной

Предприятиям, заинтересованным в собственном развитии и расширении рынков сбыта своих товаров и услуг, пришлось вступить в борьбу за наиболее подготовленные кадры, способные реально повлиять на рост прибыли и развитие производства. Именно этой новации мы отчасти обязаны появлением университетских программ второго высшего образования, корпоративных образовательных и тренинговых центров, льготных корпоративных программ и др.

Кроме того, эта новация освободила работодателей и работников от необходимости заключать фиктивные трудовые договоры, выведя из теневого сектора и высвободив производительные силы, способные к самостоятельной экономической деятельности с образованием собственных предприятий. Одновременно государство получило возможность оценить уровень реальной занятости населения и число лиц, действительно стремящихся найти работу и нуждающихся в государственном содействии в трудоустройстве.

Следует заметить, что иногда именно право на труд служит основным аргументом для признания недействующими отдельных актов и норм советского периода, сохранивших свое действие и после принятия ТК РФ.

Кстати...

Нельзя не заметить, что понятие права на труд тесно связано с рядом других принципов и прав в сфере труда, нарушение которых так или иначе отражается на его реализации. К таким правам и принципам относится и запрет дискриминации, и запрет принудительного труда, и право на защиту от безработицы, и различные принципы равенства работников, и институт охраны труда, и, безусловно, весь комплекс норм о защите работником своих трудовых прав. Более того, система защиты трудовых прав, реализованная в ч. 5 ТК РФ, в сочетании с нормой ст. 2 ТК РФ (пусть и в оригинальной компиляции, но все же содержащей право на труд) фактически создала недостающий “силовой” инструмент обеспечения реализации этого права на национальном уровне. Поэтому сегодня во всех случаях, когда работник по той или иной причине считает, что его возможности трудоустройства искусственно и незаконно ограничиваются, он вправе, помимо конкретной характеристики допущенного нарушения в соответствии со специальными статьями ТК РФ, дополнительно подкреплять свою позицию характеристикой его как нарушения общепризнанного права на труд, установленного ст. 2 ТК РФ, Всеобщей декларацией прав человека, Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах и иными документами международного права. Таких позиций придерживаются сегодня и представители судебной системы. Так, Верховный Суд РФ в постановлении Пленума от 17.03.04 предписывает судам учитывать положения ст. 2 ТК РФ и международные нормы при рассмотрении споров, связанных с отказом в приеме на работу, т. к. в ряде случаев такие отказы могут быть признаны неправомерным ограничением права человека на труд.

Так, Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 25.03.03 № КАС 03-90 и Решением Верховного Суда РФ от 20.10.03 № ГКПИ 03-1072 были признаны недействующими отдельные части подп. “а” п. 15 постановления Совмина СССР от 04.12.81 № 1145, ограничивавшие право на труд для главных специалистов, руководителей структурных подразделений, отделов, цехов, служб и их заместителей при совмещении ими профессий и должностей. При вынесении данных решений суд указал на отсутствие федерального закона, предусматривающего данное ограничение (что могло бы оправдать такое ограничение согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ).

Нередко вопросы обеспечения права на труд пересекаются и даже являются определяющими в спорах и по другим основаниям – налоговых, административных и пр.

Судебная практика знает примеры споров между налоговыми органами и коммерческими организациями по вопросу использования льгот по налогу на прибыль или по НДС исходя из численности работающих на предприятии инвалидов. Были случаи, когда представители ИМНС пытались оспорить представленные истцом данные о численности таких сотрудников, аргументируя свои претензии якобы очевидной попыткой истца уклониться от уплаты налогов в полном объеме посредством преднамеренного найма инвалидов. Этот аргумент, разумеется, был отвергнут арбитражными судом, указавшим ответчику на факт отсутствия в российском законодательстве норм, лишающих инвалидов права на труд.

Таким образом, право на труд при всей его неоднозначности и в своеобразной трактовке российским законодательством является, как и было задумано во Всеобщей декларации прав человека, абсолютно прикладным инструментом гармонизации трудовых и иных отношений, так или иначе зависящих от наличия такого права у отдельных категорий граждан. Надеемся, эта статья поможет читателям грамотно использовать данную концепцию трудового права.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Актуально


Рассылка




PRO-personal.ru: сайт для специалистов по кадрам и управлению персоналом

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции сайта. Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Свидетельство о регистрации электронных СМИ № ФС77-40332 от 23 июня 2010 года


  • Мы в соцсетях
Статья для специалистов по работе с кадрами!

Зарегистрируйтесь, чтобы продолжить чтение.

Дополнительно Вы сможете:
- прочитать еще 5600 рекомендаций по кадровой и HR-тематике
- скачать 4800 готовых образцов документов
- посмотреть 54 видеолекции по трудовому законодательству

Подарок дня: Справочник должностных инструкций по профстандартам

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь на сайте и скачайте файл!

Это бесплатно и займет всего одну минуту! Вам станут доступны для скачивания более 2000 форм и образцов документов.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль