Возмещение морального вреда

3030
Мы уже выяснили, что, если незаконными действиями работодателя сотруднику были причинены физические и (или) нравственные страдания, работник может претендовать на компенсацию морального вреда*. Сегодня поговорим о том, когда могут быть предъявлены подобные требования, как будут оцениваться моральные страдания и - самое главное - какая сумма может быть присуждена работнику в качестве возмещения морального вреда.

Напомним, что право на возмещение морального вреда у работника возникает, если: работодатель совершил противоправное деяние; работнику причинены физические и (или) нравственные страдания; между противоправным деянием, совершенным работодателем, и физическими и (или) нравственными страданиями работника имеется причинно-следственная связь.

Обратите внимание! Работодатель может избежать ответственности в виде возмещения морального вреда, если докажет отсутствие своей вины в том, что работнику были причинены физические и (или) нравственные страдания

Четвертым условием возмещения морального вреда является наличие вины работодателя в причинении работнику физических и (или) нравственных страданий.

Однако и здесь ситуация крайне неоднозначная. Вина определяется как психическое отношение причинителя вреда к своим противоправным действиям и к наступившим последствиям. Чаще всего вопрос о наличии вины работодателя в причинении работнику физических и (или) нравственных страданий судами вообще не изучается. Отметим, что и работодатели редко апеллируют к своей невиновности в причинении работнику морального вреда.

Поскольку суды в большинстве случаев исходят из того, что допущенное нарушение трудовых прав повлекло причинение физических и (или) нравственных страданий, то и вину работодателя по данным делам они определяют не применительно к моральному вреду (виновен или нет в причинении указанных страданий), а в отношении самого противоправного деяния (виновен или нет в его совершении). Естественно, работодателям в такой ситуации практически невозможно доказать, что они невиновны, например, в признанном незаконном увольнении или переводе на другую работу.

В то же время по некоторым категориям споров, связанных с возмещением морального вреда, работодатели зачастую пытаются апеллировать именно к своей невиновности в причинении работнику физических и (или) нравственных страданий, - правда, с переменным успехом.

Н. обратилась в суд с иском к локомотивному депо ОАО «РЖД» о взыскании компенсации морального вреда в связи с несчастным случаем на производстве в размере <...>, судебных расходов по оплате юридических услуг в размере <...> руб.

В обоснование заявленных требований Н. ссылалась на то, что работала у ответчика уборщицей. Исполняя свои трудовые обязанности на основании сменного задания - выполняя обтирочные работы на электровозах, стоявших на смотровых канавах №..., - она по трапу перешла со средней эстакады на эстакаду первой канавы для выполнения обтирочных работ на электровозе слева. Двигаясь по эстакаде и обходя ведро и слесаря, который находился там и разбирал ручной инструмент, она шагнула на край эстакады и упала в приямок смотровой канавы. При падении получила травму - открытый оскольчатый перелом наружной лодыжки со смещением костных обломков левой голени, ушибленную рану нижней трети левой голени, сотрясение головного мозга. По результатам несчастного случая был составлен соответствующий акт, которым было установлено, что причиной несчастного случая является неудовлетворительная организация производства работ.

Суд указал, что согласно ст. 212 ТК РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя, отметил, что несчастный случай произошел в период исполнения истицей своих трудовых обязанностей. И сделал на основе этого вывод, что, несмотря на то что истица не осмотрела место работы, не обратила внимания на отсутствие ограждений и ею не были приняты меры личной безопасности, данные обстоятельства не свидетельствуют об отсутствии вины ОАО «РЖД» в произошедшем с Н. несчастном случае. Исковые требования Н. в части компенсации морального вреда были удовлетворены.

В приведенном примере суд исходил из презумпции вины работодателя в причинении работнику физических и нравственных страданий в результате несчастного случая. В то же время иногда суды приходят к выводу о том, что вина работодателей в травмах, полученных работниками, не доказана.

А. обратилась в суд с исковым заявлением к ФГУ «Ч» о взыскании компенсации морального вреда в размере <...> руб., расходов на лечение в размере <. > руб. В обоснование заявленных требований сослалась на то, что во время исполнения трудовых обязанностей в результате падения получила производственную травму - перелом лучезапястной кости. После падения А. обратилась в медицинскую часть, ей были сделаны рентгеновские снимки, на основании которых врач заключил, что перелома у нее нет. Несмотря на то что ее мучили сильные боли, первая медицинская помощь истице оказана не была, кроме того, она продолжала работать. В течение месяца возможности подойти к врачу у нее не было, она обратилась к терапевту и травматологу позже. После повторного рентгеновского обследования травматолог поставил диагноз «перелом пятой лучезапястной кости». Больничный лист был оформлен как при бытовой травме, поскольку работодателем не были выполнены требования закона об обязательном расследовании и составлении акта. Полтора месяца она работала, превозмогая сильную боль, кроме того, из-за несвоевременно поставленного диагноза у нее неправильно срослись кости, что значительно изменило внешний вид кисти. По мнению А., травма была получена ею в результате несчастного случая на производстве.

Заслушав стороны, допросив свидетеля, исследовав материалы дела, суд нашел требования А. не подлежащими удовлетворению.

Для отнесения несчастного случая к разряду производственных и, соответственно, подлежащих расследованию закон устанавливает несколько требований, а именно:

  • получение травмы или телесных повреждений работником;
  • получение указанных повреждений или травм в процессе осуществления трудовой деятельности;
  • наличие последствий данной травмы или повреждений в виде необходимости перевода на другую работу, либо временной (или стойкой) утраты трудоспособности, либо смерти работника.

Истице надлежало доказать, что событие, в результате которого она получила повреждение здоровья (перелом), произошло в рабочее время и в связи с выполнением действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, вследствие виновных действий (бездействия) ответчика. Ответчик в свою очередь обязан был представить доказательства соблюдения им требований ТК РФ и трудовых прав А. Однако А. не представила суду необходимые доказательства.

Ответчиком была назначена комиссия для проведения расследования по заявлению А. о получении травмы на производстве. В результате проведенного служебного расследования был составлен акт о несчастном случае на производстве Н-1, из которого следует, что обстоятельства несчастного случая известны со слов А: возвращаясь от контейнера для сбора мусора, она поскользнулась и упала на левую руку, в результате чего произошел ушиб кисти левой руки. Очевидцев несчастного случая нет. Причины и виновные лица не установлены.

В приведенном примере суд не нашел доказательств вины работодателя в произошедшем с работницей несчастном случае прежде всего из-за того, что она сама вовремя не потребовала его фиксации, так что к моменту, когда это было сделано, установить все сопутствующие обстоятельства с полной достоверностью было крайне затруднительно. В то же время работодателям при возникновении подобных ситуаций (и до их возникновения) можно посоветовать как можно более подробно фиксировать и всегда документировать как принимаемые меры по охране труда, так и факты несоблюдения работником правил техники безопасности (если, конечно, они имели место). Это даст возможность в случае подачи сотрудником иска о возмещении морального вреда доказать невиновность работодателя в физических и (или) нравственных страданиях работника.

Есть ли ситуации, в которых обязанность компенсировать моральный вред возникает независимо от вины?

В сфере трудовых отношений можно назвать только один такой случай-исключение - когда вред причинен работнику источником повышенной опасности, принадлежащим работодателю.

С. обратился в суд с иском о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, а также о возмещении морального вреда. С. шел по территории работодателя - ООО «К», когда на него был совершен наезд электрокаром, управляемым работником Э. В результате наезда С. получил травму, что подтверждено медицинским заключением. Электрокар находится на балансе ООО «К». Суд иск удовлетворил.

Как правило, в подобных ситуациях суды удовлетворяют требования о возмещении морального вреда, даже если работодателями соблюдались правила охраны труда. Однако и здесь у них остается возможность избежать ответственности или по крайней мере уменьшить ее размер. Такой шанс им дают ст. 1079 и 1083 Гражданского кодекса РФ, устанавливающие, в частности, что владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично в случае отсутствия его вины и наличия грубой неосторожности самого потерпевшего.

И. обратился в суд с иском к ООО «Х» о взыскании компенсации морального вреда. Истец сообщил, что при исполнении трудовых обязанностей получил тяжелую производственную травму - сдавление и разрывы внутренних органов брюшной полости вследствие наезда служебного транспортного средства ГАЗ 2775, покатившегося по скользкой наклонной дороге. И. в бессознательном состоянии был доставлен на автомобиле скорой помощи в хирургическое отделение ЦГБ, где в экстренном порядке был прооперирован с дальнейшим проведением реанимационных мероприятий и прошел послеоперационное лечение. В связи с ухудшением здоровья и возникновением посттравматических и послеоперационных осложнений понадобилась повторная операция. В процессе лечения истец понес материальные расходы.

И. указал, что в соответствии с законодательством о социальном страховании для пострадавших от несчастных случаев на производстве предусмотрено страховое обеспечение. Однако из-за того, что работодатель своевременно не составил акт по форме Н-1, расходы истцу возмещены не были. В связи с этим он попросил суд взыскать с ответчика ООО «Х» компенсацию морального вреда, связанного с отсутствием возможности получить страховые выплаты и невыдачей в установленные законодательством сроки документа, подтверждающего травму на производстве, в размере <...> руб., указав, что моральный вред причинен ему источником повышенной опасности и выражается в неизгладимых физических и нравственных страданиях, невосполнимом ущербе здоровью, утрате трудоспособности и заработка, который И. имел до травмы или мог бы иметь, потере возможности полноценной жизни и материального содержания несовершеннолетнего ребенка.

Изучив материалы дела, суд установил, что, возвращаясь из рейса на завод, водитель И. остановил автомобиль, вышел из него и пошел в сторону рынка. Отойдя от автомобиля, истец заметил, что тот покатился назад, бросил под колесо камень, однако машина его перескочила. Истец не успел отбежать в сторону и был придавлен ею к припаркованному автомобилю ВАЗ 2114.

При проведении расследования по делу об административном правонарушении по факту ДТП были опрошены водители С. и истец. Установлено, что в данном ДТП усматривается вина водителя И., который не выполнил п.12.8 Правил дорожного движения (ПДД) - оставил транспортное средство, не приняв необходимые меры, исключающие его самопроизвольное движение, а именно не обеспечил неподвижное состояние своего автомобиля ГАЗ 2775, в результате чего тот покатился и, придавив истца, въехал в припаркованный автомобиль, принадлежащий С. Несоблюдение И. ПДД и нарушение инструкции по охране труда свидетельствуют о грубой неосторожности самого истца.

С другой стороны, вины работодателя - ООО «Х» в причинении истцу морального вреда, по мнению суда, не усматривается. Транспортное средство было выпущено в исправном состоянии, И. своевременно проходил инструктаж по технике безопасности, а во время расследования несчастного случая, виновником которого был сам истец, ответчик действовал в точном соответствии со ст. 228-230 ТК РФ. Данные обстоятельства в судебном заседании не оспаривались сторонами.

Исходя из этого и опираясь на ч. 1 ст. 1079 и ч. 2 ст. 1083 ГК РФ, суд принял решение: в удовлетворении требований И. к ООО «Х» о взыскании морального вреда в сумме <...> руб. отказать.

СРОКИ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

В соответствии с общими правилами о разрешении индивидуальных трудовых споров работник имеет право обратиться в суд в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки (ст. 392 ТК РФ). В то же время в соответствии со ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом.

Верховный Суд РФ по вопросу о компенсации морального вреда сделал следующее разъяснение:

1. Если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

2. В случае когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, определенные ст. 392 ТК РФ сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, предусмотренные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда (п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 № 10).

Наш совет Всегда проверяйте, не пропущен ли работником срок исковой давности

Поскольку одним из обязательных условий компенсации морального вреда является нарушение трудовых прав противозаконными действиями работодателя, вопрос о возмещении морального вреда невозможно решить без выявления этих противоправных действий.

На практике в большинстве случаев суды правильно отказывают в возмещении морального вреда работникам в случае пропуска последними установленных трудовым законодательством сроков для обращения в суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия рассмотрела дело по иску Н. к МОУ ДПО «Ц» о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконным отказом в получении информации, затрагивающей трудовые права истца.

Судебной коллегией было установлено, что районным судом жалоба Н. на неправомерные действия работодателя, отказавшегося предоставить ей информацию, была удовлетворена. Признав такой отказ неправомерным, суд обязал работодателя предоставить истице требуемые документы. В результате действий ответчика, по мнению Н., ей был причинен моральный вред, который выразился как в физических страданиях (нарушение физического благополучия, душевного равновесия), так и в нравственных (обида в связи с невозможностью ознакомиться с документами, непосредственно затрагивающими ее права).

В возражениях на исковое заявление Н. представитель ответчика указал, что истицей пропущен трехмесячный срок для обращения в суд, в связи с чем просил отказать в удовлетворении исковых требований.

Решением районного суда Н. было отказано в удовлетворении исковых требований к МОУ ДПО «Ц» о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконным отказом в получении информации, и судебных расходов.

Проверив материалы дела по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия не нашла оснований для отмены или изменения решения районного суда. При этом она полностью согласилась с его выводами о том, что моральный вред, возмещения которого требовала Н., связан с обжалованием действий должностного лица и был причинен ей, как следует из иска, в результате непредоставления необходимой информации, в связи с чем суд правомерно руководствовался нормами гражданского процессуального законодательства о пропуске срока исковой давности.

РАЗМЕР ВОЗМЕЩЕНИЯ

Принципиальный вопрос, который встает при разрешении споров о возмещении морального вреда работникам, - это вопрос о размере компенсации.

Российское законодательство не дает четких разъяснений на сей счет. ГК РФ лишь указывает, что «размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причини- теля вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего» (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Пленум ВС РФ в п. 8 постановления № 10 указал, что «размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий».

В судебной практике наблюдается большой разброс в размере денежных сумм, присуждаемых работникам в качестве возмещения причиненного им морального вреда.

В отдельных ситуациях в качестве компенсации морального вреда истцам назначались совсем незначительные суммы, например 1000 руб. (см. решение Черлакского районного суда Омской области от 31.08.2011 по делу № 2-500-11).

А в деле по иску С. к войсковой части в связи с причинением вреда здоровью решением Ленинского районного суда г. Иркутска от 18.01.2008 была взыскана компенсация морального вреда в размере 500 000 руб.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ размер компенсации морального вреда за нарушение трудовых прав работника может быть установлен соглашением сторон, которое можно отразить в трудовом договоре. В этой ситуации суд при рассмотрении иска о взыскании компенсации морального вреда не вправе будет без особых оснований определить иной размер компенсации, нежели установленный соглашением сторон. Данный вывод подтверждается правовой позицией ВС РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ рассмотрела дело по иску Р., Е., М. к ОАО «Футбольный клуб» о взыскании денежных выплат, причитающихся по трудовому договору, компенсации за несвоевременную выплату денежных средств, компенсации морального вреда и оплате судебных расходов; по встречному иску ОАО «Футбольный клуб» к Р. о признании недействительным трудового договора и приложения № 1 к нему, к Е. о признании недействительным трудового договора и приложения № 1 к нему, к М. о признании недействительным трудового договора и приложения № 1 к нему.

Заслушав доклад судьи ВС РФ, объяснения представителя истцов, представителя ОАО «Футбольный клуб» Л., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ, полагавшей, что состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла, в частности, к следующему выводу, касающемуся компенсации морального вреда.

Требования истцов о возмещении морального вреда районный суд признал обоснованными. Между тем, руководствуясь ст. 237 ТК РФ, суд сам определил сумму указанной компенсации, проигнорировав то обстоятельство, что конкретный размер компенсации морального вреда в случае незаконных действий работодателя был установлен сторонами при заключении трудового договора. Из материалов дела видно, что в п. 5.2 трудовых договоров, заключенных между ОАО «Футбольный клуб» и истцами, определен размер компенсации морального вреда, подлежащего возмещению в случае неправомерных действий работодателя. Это условие трудового договора не противоречит закону и может рассматриваться как улучшение положения работника по сравнению с нормами федерального законодательства, поэтому суд в своем решении обязан был мотивировать вывод об определении размера компенсации, отличного от указанного в трудовом договоре. Фактически в этой ситуации суд ошибочно применил к трудовому договору механизм гражданского права для признания гражданско-правовой сделки частично недействительной.

В связи с этим Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ постановила решение районного суда и определение судебной коллегии по гражданским делам городского суда отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Закрепление размеров компенсации морального вреда возможно не только в трудовых, но и в коллективных договорах, а также в отраслевых соглашениях. В таких случаях суды присуждают работникам компенсацию (при наличии к тому оснований) в размерах, установленных данными договорами и соглашениями, и отказывают в исках тем, кто требует больших сумм.

О. обратился в суд с иском к ОАО «Ю» о возмещении морального вреда. Требования истца мотивированы тем, что во время работы в шахте ОАО «Ю» с ним произошел несчастный случай. При освидетельствовании в МСЭ впервые ему было установлено 20% утраты профессиональной трудоспособности вследствие несчастного случая. Приказом №-ЛС ответчик назначил единовременную компенсацию в размере <.. .> руб. и возмещение морального вреда за 20% утраты профессиональной трудоспособности в сумме <...> руб.

Истец посчитал, что сумма компенсации морального вреда, выплаченная ответчиком, несоразмерна физическим и нравственным страданиям, которые он испытывает, и попросил взыскать компенсацию морального вреда в связи с профессиональным заболеванием в большей сумме.

Однако суд отметил, что ответчик уже выплатил истцу компенсацию в счет возмещения морального вреда, - она была произведена на основании отраслевого соглашения и коллективного договора ОАО «Ю».

Согласно п. 5.4 отраслевого соглашения «в случае установления впервые работнику, занятому в Организациях, осуществляющих добычу (переработку) угля (сланца), утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания работодатель обеспечивает выплату единовременной компенсации из расчета не менее 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты проф. трудоспособности (с учетом суммы единовременного пособия, выплачиваемого из ФСС России) в порядке, оговоренном в коллективном договоре, соглашении». Аналогичное условие содержит п. 8.2.2 коллективного договора ОАО «Ю».

Согласно п. 8.2.3 коллективного договора ОАО «Ю» работодатель компенсирует работнику моральный вред с учетом процента утраты профессиональной трудоспособности, степени вины предприятия в возникновении и развитии профессионального заболевания, а также степени разумности и справедливости. При этом в соответствии со ст. 1084 ГК РФ договором может быть предусмотрен более высокий размер ответственности по сравнению с действующим законодательством.

На основании вышеизложенного суд отказал в удовлетворении требований О. к ОАО «Ю» о взыскании компенсации морального вреда в другом объеме.

Таким образом, подводя итоги, отметим, что, хотя в целом законодательство и судебная практика в вопросах возмещения морального вреда ориентированы в большей степени на защиту работника, у работодателя есть возможность избежать ответственности в виде выплаты данной компенсации либо существенно снизить ее размер при наличии к тому правовых оснований и правильных действий с его стороны.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Начинка для торта

  • Суфле 10.77%
  • Мусс из черной спородины 1.54%
  • Сырное "Парфе" 4.62%
  • Три шоколада 13.85%
  • Чизкейк Нью-Йорк 12.31%
  • Медовый Торт 4.62%
  • Медовый классический торт 0%
  • Фисташковое пралине 15.38%
  • Йогуртовый мусс с маскарпоне 7.69%
  • Шоколадно ментоловый мусс 6.15%
  • Черничный торт со свежей голубикой 9.23%
  • Шоколадный торт с ирландским муссом 7.69%
  • Ореховый торт 13.85%
  • Профитроли с карамелью 0%
  • Эстерхази 10.77%
  • Тирамису 15.38%
  • Мильфей 4.62%
  • Торт Мокко 7.69%
  • Десерт Павлова (без муки) 4.62%
  • Немецкий молочный торт 1.54%
  • Сметанный домашний торт 16.92%
  • Мусс из чернослива 4.62%
  • Мусс манго - малина или манго - маракуйя 9.23%
  • Норвежский торт Най 0%
  • Домашний бисквитный ягодный торт 30.77%
Другие опросы

Рассылка



PRO-personal.ru: сайт для специалистов по кадрам и управлению персоналом

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции сайта. Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Свидетельство о регистрации электронных СМИ № ФС77-40332 от 23 июня 2010 года


  • Мы в соцсетях
Ознакомительный период завершен

Продолжить чтение можно после бесплатной регистрации.

В дополнение вы получите шаблоны самых востребованных и учитывающих профстандарты должностных инструкций:

  • выберите нужную инструкцию
  • скачайте ее БЕСПЛАТНО после регистрации



У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Зарегистрируйтесь, чтобы скачать

Скачивание материалов доступно только для зарегистрированных участников


У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль