Обвинительный приговор и судимость: последствия для государственной службы

10275
Отечественное «служебное» законодательство традиционно основывалось на ограничении допуска к государственной службе лиц, совершивших уголовное преступление. Следует отметить, что в законе имеет место именно ограничение, а не полный запрет, в связи с чем у кадровых служб возникает огромное количество проблем, связанных с применением этих норм. Кроме того, работники по-своему трактуют понятие «ограничение допуска к государственной службе», из-за чего суды рассматривают множество трудовых споров, принимая при этом зачастую противоречащие друг другу решения. Мы хотим рассмотреть и прокомментировать наиболее интересные решения суда, и предостеречь кадровые службы органов государственной власти от совершения распространенных ошибок.

Пункт 2 ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (далее - Закон о госслужбе) устанавливает, что гражданин не может быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на гражданской службе в случае осуждения его к наказанию, исключающему возможность исполнения должностных обязанностей по должности государственной службы (гражданской службы), по приговору суда, вступившему в законную силу, а также в случае наличия не снятой или не погашенной в установленном федеральным законом порядке судимости. Как видно, снятие или погашение судимости в данном случае рассматривается как обстоятельство, устраняющее данное ограничение.

Обратите внимание! Осуществлять гражданскую службу вправе лицо, имеющее снятую или погашенную в установленном федеральным закономпо- рядке судимость

Смысл ограничения доступа на государственную службу лиц, совершивших уголовное преступление, связан с повышенной социальной значимостью данного вида профессиональной деятельности.

На практике в работе кадровых служб существует достаточно большое количество проблем, связанных с применением указанных ограничений. Условно их можно разделить на две группы:

Группа 1. Ситуации, когда ранее осужденный гражданин пытается занять должность государственной гражданской службы.

Группа 2. Ситуации, когда обвинительный приговор выносится в отношении гражданского служащего.

СУДИМОСТЬ СНЯТА ИЛИ ПОГАШЕНА

Что касается первой группы, то здесь спорные ситуации возникают обычно в связи с тем, что, хотя действующее законодательство не запрещает принимать на гражданскую службу граждан, судимость которых снята или погашена в установленном порядке, руководители государственных органов, как правило, не желают видеть таких лиц на службе. В результате гражданин со снятой или погашенной судимостью оказывается перед выбором: либо честно сообщить о наличии судимости (что, скорее всего, повлечет отказ в приеме на службу под благовидным предлогом или просто «особое» внимание конкурсной комиссии), либо скрыть этот факт. Многие выбирают второй путь, а кадровые службы государственных органов далеко не всегда имеют реальную возможность узнать скрываемую информацию.

Государственный гражданский служащий при поступлении на службу скрыл наличие у него погашенной судимости. Сейчас, спустя два года, эта информация «всплыла». Руководитель возмущен и требует расторгнуть контракт. На каком основании сейчас это можно сделать? Ведь формально наличие погашенной судимости не препятствует службе.

Само по себе наличие судимости, которая на момент поступления на государственную гражданскую службу была погашена, действительно, не препятствует замещению должности государственной гражданской службы и ее прохождению. Таким образом, в рассматриваемой ситуации служебный контракт не может быть расторгнут по п. 13 ч. 1 ст. 33 (несоблюдение ограничений и невыполнение обязательств, установленных Законом о госслужбе и другими федеральными законами) со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 16 Закона о госслужбе.

В то же время Закон о госслужбе предусматривает еще одно основание расторжения служебного контракта, которое в принципе может быть применено в данном случае: представление гражданским служащим представителю нанимателя подложных документов или заведомо ложных сведений при заключении служебного контракта (п. 7 ч. 1 ст. 37). Неуказание в анкете сведений о наличии в прошлом судимости лицом, поступающим на гражданскую службу, может рассматриваться как представление представителю нанимателя заведомо ложных сведений при заключении служебного контракта. Но принимая решение о расторжении служебного контракта по этому основанию, учитывайте сложившуюся судебную практику по этому вопросу.

Цитируем документ

1. Лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Судимость в соответствии с настоящим Кодексом учитывается при рецидиве преступлений, назначении наказания и влечет за собой иные правовые последствия в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами.

2. Лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.

3. Судимость погашается:

а) в отношении лиц, условно осужденных, - по истечении испытательного срока;

б) в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, - по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания;

в) в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, - по истечении трех лет после отбытия наказания;

г) в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, - по истечении шести лет после отбытия наказания;

д) в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, - по истечении восьми лет после отбытия наказания.

4. Если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания или неотбытая часть наказания была заменена более мягким видом наказания, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказаний.

5. Если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости.

6. Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

Статья 86 Уголовного кодекса РФ

В судебной практике нередко встречаются случаи, когда государственные гражданские служащие, уволенные по п. 7 ч. 1 ст. 37 Закона о госслужбе, в ситуации, подобной рассмотренной выше, впоследствии обращались в суд с иском о восстановлении на службе. До определенного момента судебная практика шла преимущественно по пути удовлетворения таких исков.

Истец обратился в суд с иском к Главному управлению Федеральной регистрационной службы Архангельской области и Ненецкому автономному округу о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. В основание иска он указал, что был принят на гражданскую службу и был назначен на должность ведущего специалиста отдела, дальнейшим приказом был освобожден от замещаемой должности и уволен с гражданской службы за представление представителю нанимателя заведомо ложных сведений при заключении служебного контракта (п. 7 ч. 1 ст. 37 Закона о госслужбе). Основанием увольнения послужило то обстоятельство, что в анкете он не указал сведения о ранее имевшейся и погашенной судимости.

Октябрьский районный суд г. Архангельска своим решением от 08.07.2005 иск полностью удовлетворил. В дальнейшем это решение было оставлено в силе и определением Архангельского областного суда от 08.08.2005 по делу № 33-1876.

Аргументация истца по данному делу, полностью воспринятая обеими судебными инстанциями, основывалась на том, что в соответствии с ч. 6 ст. 86 Уголовного кодекса РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью. Соответственно лицо, судимость которого была снята или погашена, считается несудимым, и отрицательный ответ на вопрос о судимости при поступлении на гражданскую службу не является ложной информацией.

Подобные решения принимались и некоторыми другими судебными органами. Однако в последние годы тенденция в этой сфере сменилась на противоположную: в рассматриваемой ситуации суды стали отказывать истцам в восстановлении на гражданской службе. Связано это, прежде всего, с позицией, которую занял по данному вопросу Верховный Суд РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску К. к Региональному управлению № <...> Федерального <...> агентства России о признании незаконным приказа о прекращении служебного контракта и увольнении с гражданской службы, восстановлении на службе в прежней должности, взыскании сумм денежного содержания за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда по надзорной жалобе Регионального управления № <...> Федерального <...> агентства России на решение Снежинского городского суда Челябинской области от 22.12.2009 и определение Судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 12.02.2010, которыми заявленные требования удовлетворены частично.

Судебной коллегией было установлено, что К. обратился в суд с иском к Региональному управлению № <...> Федерального <...> агентства России (далее также - Региональное управление) о признании незаконным приказа руководителя Регионального управления от 30.10.2009 № 78л о прекращении служебного контракта и увольнении с государственной гражданской службы, о восстановлении на службе в должности начальника отдела <... > Регионального управления, взыскании денежного содержания за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В обоснование иска К. сослался на то, что с 26.06.2006 он состоял на государственной гражданской службе в должности начальника отдела <...> Регионального управления. Согласно приказу № 78л от 30.10.2009 был уволен со службы по п. 7 ч. 1 ст. 37 Закона о госслужбе за представление заведомо ложных сведений при заключении служебного контракта. Основанием для его издания послужили: информация, поступившая из ОВД г. Снежинска, о том, что К. был дважды осужден Снежинским городским судом (25.10.1995 и 04.04.1998) за совершение преступлений, и данные документальной проверки сведений о его месте регистрации и проживания.

Считал увольнение незаконным, поскольку никаких заведомо ложных сведений при заключении контракта он не представлял.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о незаконности увольнения К., так как истец заведомо ложные сведения не представлял. При этом суд указал, что, поставив прочерк в графе 9 анкеты о наличии судимости, истец исходил из того, что на момент заполнения указанного документа судимости погашены, в связи с чем он полагал себя не судимым в смысле, придаваемом указанному обстоятельству уголовным законодательством РФ.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ, однако, посчитала, что вывод суда о том, что сокрытие К. факта судимости не могло повлечь правовых последствий при решении вопроса о возможности заключения служебного контракта, а следовательно, не могло являться основанием к увольнению по п. 7 ч. 1 ст. 37 Закона о госслужбе, является неправильным, основанным на неверном толковании норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

Согласно п. 7 ч. 1 ст. 37 Закона о госслужбе служебный контракт может быть расторгнут представителем нанимателя, а гражданский служащий освобожден от замещаемой должности гражданской службы и уволен с гражданской службы в случае представления им представителю нанимателя подложных документов или заведомо ложных сведений при заключении служебного контракта.

В соответствии с ч. 16 ст. 44 названного Закона представление гражданским служащим заведомо ложных сведений при заключении служебного контракта является основанием для расторжения с ним служебного контракта и увольнения его с гражданской службы при условии, если факт представления таких сведений действительно имел место и если он установлен с соблюдением правил проверки документов, установленных законом.

Таким образом, из буквального содержания приведенных норм следует, что именно сам факт представления подложных документов и заведомо ложных сведений служит основанием для расторжения служебного контракта по инициативе представителя нанимателя, независимо от того, могли ли повлиять представленные сведения или документы на возможность заключения с лицом служебного контракта, или явиться основанием для отказа в его заключении (определение Верховного Суда РФ от 24.12.2010 № 48-В10-9).

Схожее дело было рассмотрено Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ и 24.06.2011. В данном случае Судебная коллегия признала законным факт увольнения с гражданской службы по п. 7 ч. 1 ст. 37 Закона о госслужбе Т., который, имея погашенную судимость, на вопрос, указанный в анкете при поступлении на гражданскую службу, «Были ли Вы или Ваши близкие родственники судимы, когда и за что» поставил в этой графе прочерк. В анкете в графе «Выполняемая работа с начала трудовой деятельности» указал период работы с 1996 г. по 2003 г. в должности <...>, хотя по август 2002 г. он отбывал уголовное наказание в местах лишения свободы (определение Верховного Суда РФ от 24.06.2011 № 45-811B11-7).

В обоих приведенных примерах уволенные гражданские служащие представляли и иную ложную информацию, помимо сведений о судимости (в первом случае о месте жительства, во втором - о трудовом стаже). Однако в обоих случаях Верховный Суд РФ посчитал нужным подчеркнуть, что и само по себе неинформирование о погашенной судимости является представлением ложных сведений.

При этом сам по себе довод истцов о том, что в соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, Верховный Суд РФ никак не опроверг, да и вообще полностью проигнорировал, что делает, на наш взгляд, его решение не полностью убедительным. Тем не менее в настоящее время, с учетом позиции, занятой высшим судебным органом, следует исходить из того, что непредставление при поступлении на гражданскую службу информации, в том числе и о снятой или погашенной судимости, трактуется как представление ложных сведений со всеми вытекающими отсюда последствиями.

ОСУЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ГРАЖДАНСКОГО СЛУЖАЩЕГО

Иная ситуация имеет место в государственных органах, если приговор суда вынесен в отношении уже находящегося на гражданской службе лица. Поскольку ч. 1 ст. 86 УК РФ устанавливает, что лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу, с этого же момента исходя из п. 2 ч. 1 ст. 16 Закона о госслужбе служащий не может находиться на службе, независимо от того, какое наказание ему назначено.

Закон о госслужбе в принципе предусматривает два варианта увольнения гражданских служащих, в отношении которых вынесен обвинительный приговор суда.

Вариант 1. По пункту 13 ч. 1 ст. 33 (несоблюдение ограничений и невыполнение обязательств, установленных Законом о госслужбе и другими федеральными законами) со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 16 Закона о госслужбе.

Вариант 2. По пункту 1 ч. 2 ст. 39 Закона о госслужбе - в связи с осуждением гражданского служащего к наказанию, исключающему возможность замещения должности гражданской службы, по приговору суда, вступившему в законную силу.

На практике используют оба варианта увольнения, однако следует иметь в виду, что второй случай является более узким, так как п. 1 ч. 2 ст. 39

Закона о госслужбе может использоваться, только если служащий осужден к наказанию, которое объективно исключает исполнение обязанностей по должности гражданской службы (таковыми могут быть, например, реальное лишение свободы или запрет занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью). Соответственно представляется, что норма, содержащаяся в п. 13 ч. 1 ст. 33 Закона о госслужбе, является общей, а в п. 1 ч. 2 ст. 39 Закона - специальной.

Если служащий приговорен к наказанию, которое объективно не делает невозможным исполнение обязанностей по должности гражданской службы (например, приговорен к уплате штрафа), он подлежит увольнению по п. 13 ч. 1 ст. 33 Закона о госслужбе, в противном же случае - по п. 1 ч. 2 ст. 39 Закона о госслужбе.

Обратите внимание: если государственный служащий будет оспаривать увольнение, произведенное по основанию, которое «не подходит» к его случаю, существует вероятность, что он будет восстановлен в должности.

Так, Ф. обратился в суд с иском к Амурской таможне о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В обоснование иска он указал, что приказом был уволен с занимаемой должности в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 39 Закона о госслужбе в связи с осуждением к наказанию, исключающему возможность замещения должности гражданской службы. Увольнение по указанной статье считал незаконным, поскольку ему назначено наказание в виде штрафа, не исключающее возможность замещения должности гражданской службы.

Решением Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре от 07.09.2010 исковые требования Ф. были удовлетворены, поскольку «истцу было назначено наказание в виде штрафа, дополнительная мера наказания в виде лишения права занимать определенные должности на государственной службе ему не назначалась». Судебная коллегия по гражданским делам Хабаровского краевого суда своим кассационным определением от 21.01.2011 № 33-251 оставила данное решение в силе.

Иногда на практике кадровики государственных органов избирают при увольнении осужденных гражданских служащих и другие статьи Закона о государственной гражданской службе, помимо указанных выше.

Внимание! Спорное решение

Так, государственный инспектор отдела государственного контроля, надзора, охраны водных биологических ресурсов и среды их обитания по <...> Д. был осужден приговором Камышловского городского суда Свердловской области от 15.07.2010 к штрафу в размере 120 000 рублей, после чего уволен по п. 9 ч. 1 ст. 37 Закона о госслужбе. Увольнение было им оспорено, поскольку, по мнению истца, «в п. 9 ч. 1 ст. 37 Закона о госслужбе не содержится такого основания для увольнения, как осуждение гражданского служащего к наказанию по приговору суда, вступившему в законную силу, и наличием неснятой и непогашенной судимости».

Решением Ленинского районного суда г. Тюмени от 05.07.2011 увольнение по данной статье судом было признано законным со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 16 Закона о госслужбе.

Данный вывод суда нам видится достаточно спорным, поскольку Закон о госслужбе, как мы уже указывали выше, содержит специальные нормы, позволяющие увольнять с гражданской службы лиц, в отношении которых вынесен обвинительный приговор суда. Во всяком случае, рекомендуем сотрудникам кадровых служб государственных органов в подобных ситуациях все же опираться на п. 13 ч. 1 ст. 33 Закона о госслужбе со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 16 Закона либо на п. 1 ч. 2 ст. 39 Закона в зависимости от наказания, к которому осужден гражданский служащий.

В судебной практике также часто ставятся различные вопросы, связанные с увольнением осужденных гражданских служащих. Так, нередки случаи, когда бывшие гражданские служащие полагают, что, если назначенное им наказание не делает объективно невозможным нахождение на гражданской службе, их увольнение не будет законным.

С. обратилась в суд с иском к Бурятской таможне Сибирского Таможенного Управления Федеральной Таможенной службы (далее - Бурятская таможня) о признании увольнения с государственной гражданской службы незаконным, восстановлении на работе, взыскании с ответчика незаконно удержанных денежных средств, компенсации морального вреда и судебных издержек.

С. работала в Бурятской таможне. Приговором ей было вынесено наказание по ч. 1 ст. 293 УК РФ виде штрафа, после чего она была уволена по п. 13 ч. 1 ст. 33 Закона о госслужбе. Оспаривая законность своего увольнения, она, в том числе, указала, что наказание в виде штрафа не препятствует исполнению ею обязанностей по должности государственной службы, ведь наказание в виде лишения права занимать определенные должности ей назначено не было.

Октябрьский районный суд г. Улан-Удэ в своем решении от 04.02.2011 № 33-1138 в удовлетворении исковых требований ей полностью отказал.

Отказывая в удовлетворении требований С., районный суд исходил из того, что лицо, имеющее неснятую и непогашенную в установленном законом порядке судимость, не может находиться на гражданской службе.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия кассационным определением от 06.04.2011 № 33-1138 решение Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ от 04.02.2011 оставила без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

В другом подобном деле Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в своем кассационном определении от 10.10.2011 № 33-9748 также указала: «То обстоятельство, что истице не была назначена по приговору суда мера наказания, исключающая возможность исполнения должностных обязанностей по должности государственной гражданской службы, не является основанием для признания увольнения незаконным, поскольку в силу п. 2 ч. 1 ст. 16 Закона о госслужбе служебный контракт с государственным гражданским служащим может быть прекращен в связи с наличием не снятой и не погашенной в установленном порядке судимости».

Также часто можно встретить примеры оспаривания бывшими гражданскими служащими законности своего увольнения в период нахождения в отпуске или в период временной нетрудоспособности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия вынесла 23.03.2011 кассационное определение по делу № 33-951, в котором подтвердила законность увольнения с гражданской службы Б., осужденной по ч. 1 ст. 293 УК РФ. Б. была уволена с должности <...> отдела специальных таможенных процедур таможенного поста МАПП Кяхта Бурятской таможни по п. 13 ч. 1 ст. 33 со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 16 Закона о госслужбе.

Оспаривая законность своего увольнения, Б., в частности, указывала, что «в силу гарантий, указанных в Трудовом кодексе РФ, она, находясь в отпуске по уходу за ребенком, одна воспитывает малолетних детей, один из которых инвалид, не могла быть уволена с работы. А поскольку увольнение было инициировано работодателем, то в период нахождения ее в отпуске в силу прямого запрета, установленного в законе, она увольнению не подлежала». Кроме того, в отношении нее, по ее мнению, была нарушена норма, содержащаяся в ч. 3 ст. 37 Закона о госслужбе, согласно которой гражданский служащий не мог быть освобожден от занимаемой должности и уволен с гражданской службы в период временной нетрудоспособности.

Судебная коллегия, однако, не согласилась с обоими этими доводами, указав, что они справедливы лишь в случаях, когда увольнение с гражданской службы производится по инициативе представителя нанимателя. Несоблюдение же ограничений и невыполнение обязательств, установленных Законом о госслужбе (п. 13 ч. 1 ст. 33), является самостоятельным требованием для увольнения и прекращения контракта и не относится к основаниям увольнения, расторжения контракта по инициативе представителя нанимателя (п. 4 ч. 1 ст. 33 Закона).

Также в судебной практике встречаются случаи, когда бывшие гражданские служащие оспаривают законность их увольнения со службы в тех ситуациях, когда обвинительный приговор в отношении них был вынесен, однако от уголовного наказания они по каким-либо причинам были освобождены.

Внимание! Спорное решение

Интерес представляет решение Черкесского городского суда Карачаево- Черкесской Республики от 10.03.2011.

Б. обратился в суд с иском к УФССП по КЧР о признании приказа № 21 от 27.01.2011 незаконным, восстановлении на работе и оплате времени вынужденного прогула, ссылаясь на то, что приказом № 21 от 27.01.2011 с ним прекращен контракт, он освобожден от замещаемой должности федеральной государственной службы и уволен в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 39 Закона о госслужбе.

Приговором Черкесского городского суда от 03.08.2010 он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ и ему назначено наказание в виде штрафа. Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда КЧР от 02.11.2011 Б. был освобожден от наказания, назначенного по приговору Черкесского городского суда от 03.08.2010 в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

В связи с этим истец считал приказ об увольнении незаконным и необоснованным, так как приговор от 03.08.2010 не вступил в законную силу и он был освобожден от наказания.

Черкесский городской суд Карачаево-Черкесской Республики 10.03.2011 принял решение отказать Б. в удовлетворении исковых требований в полном объеме. В частности, констатировав, что «согласно п. 2 ч. 1 ст. 16 Закона о госслужбе гражданский служащий не может находиться на гражданской службе в случае осуждения его к наказанию, исключающему возможность исполнения должностных обязанностей по должности государственной службы (гражданской службы), по приговору суда, вступившему в законную силу», суд неожиданно сделал вывод, что «данное основание позволяет уволить гражданского служащего не только в случае осуждения к наказанию, исключающему возможность исполнения им должностных обязанностей по должности государственной гражданской службы, но и к наказанию, не исключающему возможность замещать должность гражданской службы в связи с вынесением обвинительного приговора в связи с запретом замещать такую должность».

Такое толкование приведенной нормы сложно назвать даже расширительным, поскольку оно полностью меняет ее смысл.

Пункт 2 ч. 1 ст. 16 Закона о госслужбе, действительно, как мы уже отмечали выше, требует прекращения служебных отношений не только с теми служащими, которые осуждены к наказанию, исключающему возможность исполнения должностных обязанностей по должности государственной гражданской службы, но и с теми, кто осужден к иным наказаниям, в силу чего у них возникла судимость. Но в рассматриваемом случае в силу ч. 2 ст. 86 УК РФ судимость у Б. не возникла.

Суд, однако, последний факт отнюдь не смутил, поскольку, по его мнению, «увольнение Б. является не следствием его судимости, а следствием вынесения в его отношении обвинительного приговора, который на данный момент не отменен».

На фоне таких «судебных открытий» в общем-то уже не удивляет тот факт, что судья просто «не заметила», что Б., которому было назначено уголовное наказание в виде штрафа, был уволен даже не по п. 13 ч. 1 ст. 33 Закона о госслужбе, а по п. 1 ч. 2 ст. 39 - осуждение гражданского служащего к наказанию, исключающему возможность замещения должности гражданской службы, по приговору суда, вступившему в законную силу.

Также вряд ли может вызвать удивление и то, что данное решение было оставлено в силе кассационным определением Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 13.04.2011 № 33-217/11. Характерно, что в данном определении Судебная коллегия особо не утрудила себя поиском обоснований законности увольнения Б. по п. 1 ч. 2 ст. 39 Закона о госслужбе, а лишь отметила, что, поскольку «государственная служба является специфическим видом трудовой деятельности» и «государственные служащие пользуются, как и другие трудящиеся, и политическими правами, но при единственном условии: соблюдении обязательств, вытекающих из их статуса и характера выполняемых ими функций», «доводы истца о том, что приговор Черкесского городского суда КЧР, которым он был осужден по ч. 1 ст. 292 УК РФ, не вступил в законную силу, от назначенного наказания он освобожден и в соответствии со ст. 86 УК РФ считается несудимым, Судебная коллегия считает несостоятельными».

Наконец, отметим, что даже в ситуациях, когда гражданский служащий уже осужден, уволен с гражданской службы и отбывает наказание в виде лишения свободы, некоторые судебные споры все же возникают.

Р. обратился в суд с иском к УФССП по Ульяновской области о взыскании заработной платы, материального ущерба и морального вреда. В обоснование заявленных требований истец указал, что 02.04.2009 он был задержан сотрудниками СК при Прокуратуре Ульяновской области по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 290 УК РФ на рабочем месте и водворен в ИВС Ульяновской области.

03.042009 истцу было предъявлено обвинение, и он был арестован Засви- яжским районным судом г. Ульяновска за совершение вышеуказанного преступления. 10.03.2010 приговором Засвияжского суда г. Ульяновска истец был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 291, ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 и осужден к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. В период предварительного следствия с 02.04.2009 и до вступления приговора в законную силу 21.04.2010 истец содержался под стражей в СИЗО № 1 г. Ульяновска, будучи действующим работником УФССП по Ульяновской области. Истец указывает, что его местонахождение и причины невыхода на работу были известны работодателю и 21.04.2010 приказом он был уволен со службы в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 39 Закона о госслужбе. В период нахождения истца под следствием и после увольнения истцу не выплачивалась заработная плата, хотя контракт расторгнут только 21.04.2010 по вступлению в законную силу приговора. Согласно Трудовому кодексу РФ, так как истец не выполнял свои трудовые обязательства по независящим от истца и работодателя причинам, по мнению истца, за ним должно сохраняться не менее 2/з тарифной сетки оклада (должностного оклада), рассчитанных пропорционально фактически отработанному времени, однако этого сделано не было. Истец в исковом заявлении указывает, что в нарушение ст. 140 ТК РФ ему не была выплачена вся сумма при увольнении, в нарушение ст. 84 ТК РФ он не был под роспись ознакомлен с приказом об увольнении и вообще как-либо уведомлен, хотя место его нахождения было известно работодателю.

Как установил в данном случае суд, Р. был освобожден от занимаемой должности федеральной государственной гражданской службы и уволен

21.042010 с федеральной государственной службы в связи с осуждением гражданского служащего к наказанию, исключающему возможность замещения должности гражданской службы, по приговору суда, вступившему в законную силу (п. 1 ч. 2 ст. 39 Закона о госслужбе).

Поскольку истец Р. отбывает наказание, находится в местах лишения свободы, ознакомить его с приказом об увольнении ответчику не представилось возможным, как и вручить ему трудовую книжку, поэтому уведомление об увольнении истцу было направлено по адресу, указанному в служебном контракте, что усматривается из представленной ответчиком копии. В соответствии со ст. 841 ТК РФ в случае, когда приказ о прекращении трудового договора невозможно довести до сведения работника, на нем производится соответствующая запись, что и было сделано в данном случае работодателем.

В ходе рассмотрения дела было установлено, что трудовая книжка получена у ответчика представителем истца - его матерью Р. О.

Что же касается требования Р. выплатить ему заработную плату в размере 2/3 тарифной сетки должностного оклада за период его нахождения под следствием, когда служебный контракт с ним еще не был расторгнут, то суд в их удовлетворении отказал в связи с тем, что «истец Р. по своей вине не выполнял трудовые обязанности, так как совершил преступление, был взят под стражу и был впоследствии осужден» (решение Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 28.03.2011 № 2-604/2011).

Как видно, в данном случае суд руководствовался ч. 3 ст. 155 ТК РФ: при невыполнении норм труда, неисполнении трудовых (должностных) обязанностей по вине работника оплата нормируемой части заработной платы производится в соответствии с объемом выполненной работы.

Федеральное законодательство о государственной гражданской службе вообще не регулирует вопросы оплаты труда в условиях, когда по каким-то причинам служащий не выполнял свои должностные обязанности в полном объеме. Вместе с тем можно отметить, что и трудовое законодательство РФ напрямую вопрос с выплатой заработанной платы лицам, находящимся под стражей, не решает, поэтому, хотя в данном случае суд встал на сторону нанимателя, полагаем, что в некоторых иных ситуациях у руководителей государственных органов могут возникнуть проблемы в связи с решением таких вопросов.

Подписаться на журнал "Справочник кадровика"



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Опрос

Начинка для торта

  • Суфле 10.77%
  • Мусс из черной спородины 1.54%
  • Сырное "Парфе" 4.62%
  • Три шоколада 13.85%
  • Чизкейк Нью-Йорк 12.31%
  • Медовый Торт 4.62%
  • Медовый классический торт 0%
  • Фисташковое пралине 15.38%
  • Йогуртовый мусс с маскарпоне 7.69%
  • Шоколадно ментоловый мусс 6.15%
  • Черничный торт со свежей голубикой 9.23%
  • Шоколадный торт с ирландским муссом 7.69%
  • Ореховый торт 13.85%
  • Профитроли с карамелью 0%
  • Эстерхази 10.77%
  • Тирамису 15.38%
  • Мильфей 4.62%
  • Торт Мокко 7.69%
  • Десерт Павлова (без муки) 4.62%
  • Немецкий молочный торт 1.54%
  • Сметанный домашний торт 16.92%
  • Мусс из чернослива 4.62%
  • Мусс манго - малина или манго - маракуйя 9.23%
  • Норвежский торт Най 0%
  • Домашний бисквитный ягодный торт 30.77%
Другие опросы

Рассылка



PRO-personal.ru: сайт для специалистов по кадрам и управлению персоналом

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции сайта. Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Свидетельство о регистрации электронных СМИ № ФС77-40332 от 23 июня 2010 года


  • Мы в соцсетях
Ознакомительный период завершен

Продолжить чтение можно после бесплатной регистрации.

В дополнение вы получите шаблоны самых востребованных и учитывающих профстандарты должностных инструкций:

  • выберите нужную инструкцию
  • скачайте ее БЕСПЛАТНО после регистрации



У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Зарегистрируйтесь, чтобы скачать

Скачивание материалов доступно только для зарегистрированных участников


У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль