С фактами не поспоришь...

2626

Чарышский районный суд Алтайского края 7 июня 2007 г. рассмотрел дело по иску А. Ч. к ЗАО «К» Чарышского района Алтайского края и к ГУ «Алтайское региональное отделение Фонда социального страхования РФ» об установлении факта несчастного случая на производстве и взыскании единовременной страховой выплаты.

Слово истцу

Гражданка А. Ч. обратилась в Чарышский районный суд Алтайского края с иском к ЗАО «К» и Алтайскому региональному отделению ФСС РФ об установлении факта несчастного случая на производстве с ее мужем Н. Ч. и о взыскании единовременной страховой выплаты.

Как пояснила истица, Н. Ч. погиб при следующих обстоятельствах. 25 ноября 2002 г. он вышел на работу в родильное отделение крупного рогатого скота центральной фермы, где служил ночным скотником, вместе со своим напарником Л. Около 5 часов утра в результате короткого замыкания электропроводки при сильном порыве ветра загорелась кровля. Дежурившие ночные скотники бросились спасать находившийся в помещении скот – отвязывать и выгонять на улицу. Через некоторое время кровля обрушилась. Н. Ч. был найден утром в этом помещении, неподалеку от входа.

В судебном заседании А. Ч. настаивала, что несчастный случай, произошедший с ее мужем, связан с производством. Он находился на работе, спасал скот ответчика. В период с 9 часов утра 25 ноября до 5 часов утра 26 ноября 2002 г. он находился на рабочем месте, пока не случился пожар, в результате которого Н. Ч. погиб.

Истица дополнительно пояснила суду: ее муж продолжал работать и после ухода на пенсию, потому что добросовестных работников на ферме не осталось, а ему доверяли, на него можно было положиться. В летний период родильное отделение не работало, и Н. Ч. в это время отдыхал, а осенью продолжал работать. Против такого режима администрация не возражала.

Истица просила суд установить факт несчастного случая на производстве и взыскать с ФСС РФ единовременную страховую выплату в размере 60 минимальных размеров оплаты труда – 75 900 руб.

Слово ответчику

Представитель ответчика ЗАО «К» требования иска не признала и пояснила суду, что семье погибшего на пожаре Н. Ч. была оказана материальная помощь в сумме 4500 руб. Несчастный случай был расследован созданной комиссией и не был признан связанным с производством, потому что Н. Ч., хоть и получал заработную плату на предприятии, но не был надлежащим образом оформлен на работе. Представитель ответчика признала, что вины самого Н. Ч. в его смерти нет. Он погиб, спасая скот из животноводческого помещения, загоревшего в результате электрического замыкания.

Представитель второго ответчика – Алтайского регионального отделения ФСС РФ – в судебное заседание не явился. В телефонограмме просил рассмотреть дело в его отсутствие. В представленном отзыве просил в удовлетворении исковых требований отказать: несчастный случай с Н. Ч., по мнению ответчика, не связан с производством – его смерть наступила не при исполнении им трудовых обязанностей.

Исследование доказательств в суде

Свидетель А. в судебном заседании пояснил, что работал директором ЗАО «К» в период с 5 марта 2000 г. по 12 апреля 2004 г. Правом приема и увольнения с работы обладал только он. Н. Ч. оформлен на работу не был, поэтому несчастный случай с ним не был признан связанным с производством. А. в силу служебных обязанностей время от времени бывал в животноводческом родильном отделении центральной фермы и видел там Н. Ч., но не вдавался в подробности, оформлен ли тот на работу должным образом. Скотником в это время числился Р. Как случилось, что с 10 октября 2002 г. вместо Р. на рабочем месте находился его дед Н. Ч., свидетель не знает. Такой договоренности с ним не было, т. е. допуск к работе Н. Ч. осуществлен без его ведома, следовательно, несчастный случай не связан с производством.

Бригадир П., выступавшая свидетелем в судебном заседании, показала, что действительно и после увольнения в связи с уходом на пенсию Н. Ч. продолжал работать скотником в родильном отделении фермы. Он ходил в одну смену с Л. – им нравилось работать вместе. Ее как бригадира эта смена устраивала, скотники работали добросовестно. Был ли оформлен Н. Ч. на работу надлежащим образом, она не знает. Поскольку ни в 1999 г., ни в 2000 г., ни 2001 г., ни до 20-х чисел ноября 2002 г. к ней по этому поводу претензий не было, бригадир полагала, что он оформлен.

П. оформляла документы о работе (составляла наряды, табели выхода на работу) на Н. Ч. – того, кто фактически работал. Наряды на предприятии закрываются 20-м числом каждого месяца.

При объявлении на рабочем собрании бригады 25 ноября 2002 г. результатов заработанного Д. (дочь Н. Ч. и мать Р.) заявила, что теперь на работу оформлен Р., а не его дед Н. Ч., и что писать наряды нужно на него.

Вечером около 18 часов П. потребовала от Н. Ч., чтобы он в ночное дежур­ство не выходил, так как не оформлен на работе, а отправил своего внука Р., оформленного в хозяйстве по документам. Однако она не проследила за выполнением своего устного приказа, так как сильно устала. А ночью случился пожар.

На вопрос суда П. пояснила: она не помнит, как оказалось, что работа, выполненная Н. Ч. с января по ноябрь 2002 г., оказалась оформлена на Р. Свидетель подтвердила, что Р., оформленного скотником, она на ферме не видела. Эту работу до последних дней выполнял Н. Ч.

Свидетель Л. в судебном заседании показал: несколько лет подряд он и Н. Ч. работали в одну смену скотниками в родильном отделении для крупного рогатого скота центральной фермы ЗАО «К». Бригадиром все эти годы у них была П. Когда Н. Ч. уволился в связи с уходом на пенсию, ему неизвестно, но перерыва в работе у него не было. В зимне-стойловые периоды с октября 1999 г. по май 2000 г., с октября 2000 г. по май 2001 г., с октября 2001 г. по май 2002 г. и с октября 2002 г. они продолжали трудиться вместе, в одну смену, в том же родильном отделении. Директор ЗАО «К» А. бывал в их животноводческом отделении, встречался с ними. Никаких вопросов по поводу трудоустройства он не задавал. Что касается Р., с ним свидетель ни разу не работал.

25 ноября 2002 г. работники ставили скот в помещение на зиму. Определяли места, привязывали. Работать было трудно, так как скот после лета становится непослушным, поэтому определили только часть скота.

Около 2-х часов ночи (26 ноября 2002 г.) они управились со скотом. Н. Ч. остался в помещении, а Л. пошел в кочегарку. Около 4-х часов ночи он вышел на улицу и обнаружил, что горит родильное помещение. Забежал внутрь, окликнул Н. Ч. Тот сказал, что побежит отрезать повода молодым коровам, а ему, Л., приказал отрезать повода дойных коров. После того, как обвалилась крыша, напарник больше не отзывался. Наутро его нашли перед выходом из помещения.

Л. утверждал, что П. поставила его на дежурство ни с кем иным, как с Н. Ч.

Свидетель У. в судебном заседании сообщила, что работает инспектором отдела кадров ЗАО «К». Она проверила приказы по предприятию в отношении Н. Ч. и установила, что приказов о приеме его на работу после 21 марта 1999 г. нет. Подняв расчетно-платежные ведомости, она обнаружила, что, несмотря на имевшийся приказ об увольнении Н. Ч. с работы 21 марта 1999 г., он продолжал работать и получать заработную плату. Так, ему начислялась зарплата в 1999 г. – в апреле и с октября по декабрь, в 2000 г. – с января по май и с октября по декабрь, в 2001 г. – с января по май и в ноябре. С января 2002 г. заработная плата Н. Ч. начислялась Р. Ни в конце 2001 г., ни в 2002 г. Н. Ч. из ЗАО «К» не увольнялся.

В ходе заседания свидетель Р. пояснил: ему известно, что он был оформлен на работу скотником в ЗАО «К» при посредничестве матери (Д.), но фактически он там не работал. Скотником в совхозе работал его дед Н. Ч. Как мать сумела уговорить администрацию хозяйства переписать на него работу деда, он не знает.

Свидетель Д. сказала, что сына оформили на работу в ЗАО «К» по ее просьбе. Сначала директор отказывался его принять, но когда она объяснила, что вместо Р. будет работать его дед, то согласился.

Обоснование позиции суда

Выслушав стороны, свидетелей, заключение прокурора, исследовав материалы гражданского дела, суд признал доказанным, что с Н. Ч. был заключен трудовой договор на неопределенный срок с 22 марта 1999 г.

К такому выводу суд пришел исходя из следующего. Так, Н. Ч., хотя по приказу и был уволен с работы 21 марта 1999 г., фактически трудовые отношения не прекратил, продолжал лично выполнять работу скотника родильного отделения крупного рогатого скота центральной фермы ЗАО «К» в соответствии с предъявляемыми к этой работе квалификационными требованиями и трудовым распорядком. За выполненную работу он получал заработную плату по расчетно-платежным ведомостям.

Согласно ч. З ст. 18 КЗоТ РФ, действовавшего на момент начала трудовых отношений Н. Ч., «фактическое допущение к работе считается заключением трудового договора, независимо от того, был ли прием на работу надлежащим образом оформлен».

В качестве основания возникновения трудовых отношений ст. 16 ТК РФ также называет фактическое допущение к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя, независимо от того, был ли трудовой договор надлежащим образом оформлен.

К утверждению директора ЗАО «К», что он не знал, работает ли Н. Ч. у него на предприятии, по мнению суда, следует отнестись критически. На протяжении трех лет после официального увольнения в связи с уходом на пенсию с 21 марта 1999 г. Н. Ч. продолжал исполнять работу скотника. Этот факт не скрывался. На него заполнялись табели выхода на работу, составлялись наряды, за ним закреплялся скот, ему начислялась и выплачивалась заработная плата. Начисление и выплата зарплаты контролировались самим директором предприятия. Именно он подписывал ведомости по выплате зарплаты. Поэтому суд признал ссылку на то, что Н. Ч. работал в хозяйстве без ведома руководителя, несостоятельной.

Заключенный на неопределенный срок трудовой договор мог быть расторгнут по инициативе работодателя (ЗАО «К») только предусмотренным законом образом. Поэтому суд признал, что устное требование П. о прекращении Н. Ч. работы, на которое она ссылается, основанием для прекращения трудовых правоотношений не является. П. правом увольнения работников не наделена.

Суд дал оценку тому факту, что администрация ЗАО по просьбе Р. и его матери решила с 1 января 2002 г. по день его увольнения (приказ № 96-к от 28 ноября 2002 г.) приписать ему работу, выполненную Н. Ч. Эти действия администрации хозяйства не соответствует требованиям трудового законодательства и не влекут правовых последствий. По трудовому договору работник сам лично выполняет порученную ему работу и получает за нее соответствующее вознаграждение.

26 ноября 2002 г. Н. Ч., находясь на ночном дежурстве в животноводческом отделении ЗАО «К», погиб, спасая имущество этого предприятия из горящего помещения.

Согласно ст. 227 ТК РФ несчастные случаи, происшедшие с работниками при исполнении ими трудовых обязанностей, подлежат учету и расследованию как несчастные случаи на производстве.

Таким образом, исковое требование А. Ч. об установлении факта связи несчастного случая, произошедшего с ее супругом, с производством подлежит удовлетворению.

Статья 22 ТК РФ предусматривает обязанность работодателя возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей.

Федеральный закон от 24.07.98 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее – Закон от 24.07.98 № 125-ФЗ) устанавливает в Российской Федерации правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору.

В соответствии с Законом от 24.07.98 № 125-ФЗ страховым случаем является подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию. При наступлении страховых случаев, подтвержденных в установленном порядке, отказ в возмещении вреда не допускается.

Страховой случай в виде смерти Н. Ч. в результате несчастного случая на производстве установлен судом в настоящем судебном разбирательстве.

Право на страховое обеспечение в виде единовременной страховой выплаты истица имеет как супруга умершего (п. 6 ст. 15 Закона от 24.07.98 № 125 ФЗ).

В соответствии со ст. 10 и 11 Закона от 24.07.98 № 125 ФЗ единовременная страховая выплата в случае смерти застрахованного устанавливается в размере 60-кратного минимального размера оплаты труда (с учетом районного коэффициента), установленного законодательством на день такой выплаты.

Статьей 4 Федерального закона от 22.12.05 № 180-ФЗ «Об отдельных вопросах исчисления и выплаты пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам и размерах страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию от несчастных случае размер единовременной страховой выплаты по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, предусмотренный ст. 11 Закона от 24.07.98 № 125-ФЗ, в случае смерти застрахованного лица устанавливается в сумме 46 900 руб.

Расчет единовременной страховой выплаты, подлежащей выплате истице А. Ч., с учетом районного коэффициента:
46 900 руб. x 15% = 49 680 руб.

Решение суда

Установить тот факт, что несчастный случай, приведший к гибели Н. Ч. на пожаре, связан с производством.

Взыскать с Алтайского регионального отделения Фонда социального страхования РФ в пользу А. Ч. единовременную страховую выплату в размере 49 680 руб.

Взыскать с Алтайского регионального отделения ФСС РФ в доход федерального бюджета госпошлину в размере 1590 руб., а с ЗАО «К» – государственную пошлину в размере 2000 руб.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




PRO-personal.ru: сайт для специалистов по кадрам и управлению персоналом

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции сайта. Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Свидетельство о регистрации электронных СМИ № ФС77-40332 от 23 июня 2010 года


  • Мы в соцсетях
Продолжить чтение можно после бесплатной регистрации

Здравствуйте! Чтобы продолжить чтение статей на сайте «Pro-personal», пожалуйста, зарегистрируйтесь. Это займет менее 1 минуты, а Вы получите доступ к более чем 5 000 полезным статьям, важным документам и ценным советам от экспертов кадровой отрасли.

В подарок вы получите шаблоны самых востребованных и учитывающих профстандарты должностных инструкций:

  • выберите нужную инструкцию
  • скачайте ее БЕСПЛАТНО после регистрации



У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь, чтобы скачать

Скачивание материалов доступно только для зарегистрированных участников

Чтобы скачать нужны документ, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Это займет менее 1 минуты, а Вы получите доступ к более чем 5 000 полезным статьям, важным документам и ценным советам от экспертов кадровой отрасли.

В подарок вы получите шаблоны самых востребованных и учитывающих профстандарты должностных инструкций:

  • выберите нужную инструкцию
  • скачайте ее БЕСПЛАТНО после регистрации



У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль