О признании наличия трудовых отношений, установлении факта несчастного случая на производстве и взыскании морального вреда

21

По материалам Омского районного суда Омской области

Резюме

Омский районный суд Омской области 15 апреля 2009 г. рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Е. и Г. к ЗАО «М» о признании наличия трудовых отношений, установлении факта несчастного случая на производстве и взыскании морального вреда.

Слово – истцу

Истцы рассказали в суде следующее. Их дочь О. (1991 г. р.) на время летних каникул устроилась на работу в ЗАО «М» с 1 июня 2008 г. Доставка на работу и с работы осуществлялась транспортом работодателя. Во время следования с работы 5 июня 2008 г. автобус, перевозивший работников, попал в ДТП; в результате данного происшествия дочь истцов пострадала и скончалась на месте. Обратившись к работодателю за возмещением морального вреда, родители получили разъяснение, что данная ситуация не подпадает под трактовку несчастного случая на производстве, так как организация заключила с О. не трудовой, а гражданско-правовой договор возмездного оказания услуг.

Истцы считают, что фактически между их дочерью и ответчиком был заключен трудовой договор, а значит к нему должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права. Смерть дочери причинила Е. и Г. физические и нравственные страдания, в связи с чем они просили признать гражданско-правовой договор возмездного оказания услуг между О. и ЗАО «М» трудовым; установить факт несчастного случая на производстве; взыскать с ЗАО «М» компенсацию морального вреда в размере 1 млн руб.

Представитель истцов Д. в судебном заседании исковые требования поддержала в полном объеме и пояснила, что между О. и ЗАО «М» был заключен гражданско-правовой договор, который фактически регулировал трудовые отношения между работником и работодателем. В договоре указан конкретный вид поручаемой работнику работы, т .е. определена трудовая функция. Установлены должностные обязанности (натирка посуды, уборка и т. д.), режим рабочего времени (в течение полного рабочего дня с 9.00 до 18.00), подчинение правилам внутреннего трудового распорядка (требование к поведению и форме одежды), условия оплаты (ежемесячно, а не по факту выполненной работы). Следовательно, сторонами был заключен трудовой договор, и к нему должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Сумма морального вреда в размере 1 млн руб., по мнению представителя истцов, является обоснованной, так как она определена с учетом доходов ответчика.

Слово – ответчику

Представитель ответчика ЗАО «М» Б. возражала против удовлетворения заявленных требований. Она пояснила, что 30 мая 2008 г. ЗАО «М» заключило договор возмездного оказания услуг с О. Согласно договору она должна была оказывать услуги по обслуживанию гостей по системе «шведский стол» и подготовке зала ресторана к банкетам. Результатом оказанной ею услуги являлись подготовленный к банкету зал ресторана и обслуженные гости.

На момент заключения договора письменного согласия родителей не было, но со слов девочки родители были не против того, что она будет оказывать услуги, а письменное согласие она обещала принести в течение недели со дня заключения договора.

Взятые на себя обязательства О. исполняла по мере необходимости, не подчиняясь правилам внутреннего трудового распорядка: самостоятельно определяла порядок оказания услуг, периодичность и организацию своей работы; ход оказания услуг никем не контролировался, поскольку исполнитель не находилась в подчиненности кого-либо, учет рабочего времени не велся.

Для удобства акт выполненных работ предполагалось составлять только по истечении календарного месяца, поскольку порядок оплаты в договоре установлен за месяц оказанной услуги. Оплата оказанных услуг предполагалась по их результатам, в соответствии с установленными расценками. Кроме того, действующее законодательство предоставило право сторонам самостоятельно определять условия и порядок оплаты: оно не содержит императивной нормы, регламентирующей процедуру выплаты вознаграждения. К тому же выплата производилась не из фонда заработной платы. Таким образом, все вышеперечисленные признаки свидетельствуют о заключении с О. договора возмездного оказания услуг. Оснований для признания его трудовым нет.

В судебном заседании представитель ответчика пояснила, что для удобства доставки на рабочее место своих работников ответчик обеспечивал их автобусом. Этот автобус был бесплатным, и О. в целях экономии также им пользовалась.

Согласно приговору районного суда N-ской области от 29.09.2008 виновным в смерти О. признан К., который, находясь в гражданско-правовых отношениях с индивидуальным предпринимателем (ИП) В., осуществлял перевозку пассажиров.

Поскольку К., причинитель вреда жизни и здоровью О., не являлся работником ЗАО «М» (не находился с этой организацией ни в трудовых, ни в гражданско-правовых отношениях), а ЗАО «М», в свою очередь, ни на каком праве не владело транспортным средством, попавшим в аварию, то оснований для взыскания морального вреда, причиненного несчастным случаем, согласно действующему законодательству, по мнению представителя ответчика, не имелось.

Руководство ЗАО «М» из моральных и этических соображений оказало помощь истцам в организации похорон на сумму 27 270 руб.; приобрело продукты для поминального обеда на сумму 7055 руб., оказало материальную помощь в размере 20 000 руб.

Ответчик считает, что сам по себе факт несчастного случая на производстве не влечет безусловного возложения обязанности компенсации морального вреда на работодателя. Причиной несчастного случая является ДТП, произошедшее по вине водителя К. Нарушений правил охраны труда со стороны ЗАО «М», повлекших за собой несчастный случай, в результате которого погибла О., не было.

Слово – третьим лицам

Третье лицо В. пояснил суду, что заключил с К. договор лизинга на находящееся в собственности В. транспортное средство – автобус ПАЗ. Ответственность за совершенное дорожно-транспортное происшествие в соответствии с приговором суда понес К. Расходы ЗАО «М» по возмещению пострадавшим материального вреда он (В.) по просьбе К. компенсировал в полной мере. Считает, что ответчик как работодатель О. должен возместить ее родителям моральный вред, но в меньшем размере, чем заявлено.

Третье лицо К. в судебное заседание не явился, так как отбывает наказание в колонии-поселении, а представил суду письменные отзывы, из которых следует, что он признает свою вину в гибели девушки. По приговору с него взыскано 20000 руб. в возмещение морального вреда. Материальный ущерб семье погибшей был компенсирован ЗАО «М», а впоследствии В. возместил данные суммы организации. По фактам установления отношений и несчастного случая на производстве К. ничего пояснить не может.

Представитель третьего лица – Государственного учреждения N-ское региональное отделение Фонда социального страхования РФ – З. разъяснил следующее. Согласно Федеральному закону от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» страховой случай влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию. Физические лица, выполняющие работу на основании гражданско-правового договора, подлежат страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, если в соответствии с указанным договором страхователь обязан уплачивать страховщику страховые взносы. Договор, заключенный между ЗАО «М» и О., не предусматривал уплату отделению Фонда (страховщику) страховых взносов, следовательно, он не влечет возникновения у страховщика обязательств по выплате страхового обеспечения.

Представитель третьего лица – Государственной инспекции труда в N-ской области – в судебное заседание не явился, а представил отзыв, из которого следует, что инспекция поддерживает исковые требования. Трудинспекторы полагают, что между ответчиком и О. фактически были трудовые отношения, так как имел место фактический допуск работника к работе с ведома работодателя. В акте о расследовании несчастного случая на производстве также указано на признаки трудовых отношений между сторонами. При подтверждении трудовых отношений между О. и ЗАО «М» несчастный случай со смертельным исходом, происшедший 5 июня 2008 г. с О., будет являться несчастным случаем на производстве, так же как и в отношении всех остальных пострадавших в указанном происшествии. Между тем вопросы компенсации морального вреда в компетенцию Государственной инспекции труда в N-ской области не входят.

Исследование доказательств в суде

В ходе рассмотрения дела суд установил следующее. ЗАО «М» в соответствии с представленным договором возмездного оказания услуг от 30.05.2008 поручило О. обслуживание гостей по системе «шведский стол» и подготовку зала ресторана к проведению банкетов, а исполнитель принял на себя обязательства оказывать названные услуги: своевременно выходить для обслуживания гостей во время завтрака, обеда и ужина; готовить зал к банкету; получать посуду и столовые приборы; делать сервировку; пополнять блюда, убирать со столов. Исполнителю установлена фиксированная оплата в месяц; сроки выполнения работы – с 1 июня по 31 июля 2008 г.

Суд определил, что на момент заключения договора О. было 16 лет: она родилась 12 сентября 1991 г. Вместе с тем согласие родителей на совершение сделки между ЗАО «М» и О. получено не было, отсутствует и последующее письменное одобрение. Такая сделка в соответствии со ст. 175 ГК РФ является оспоримой.

В ходе рассмотрения дела было установлено, что О., так же как и другие работники ответчика, подчинялась правилам трудового распорядка – обслуживание производилось в соответствии с режимом работы ресторана. Как и другие работники ЗАО «М», О. приезжала на работу на предоставленном предприятием транспорте. Как усматривается из материалов дела, О. в период с 1 по 5 июня 2008 г. работала у ответчика; оказываемые ею услуги не имели конечного результата и подразумевали постоянное, систематическое выполнение однотипных обязанностей; в работе она использовала инвентарь ответчика, при этом договор аренды не заключался; акт выполненных работ (оказанных услуг) ежедневно не составлялся. Суд счел доказанным, что фактически отношения между О. и ЗАО «М» были не гражданско-правовыми, а трудовыми. Данный вывод суда подтверждается также представленной ответчиком копии расходного кассового ордера от 23.06.08 № 23110, из которой следует, что О. была выдана заработная плата за июнь в сумме 11800 руб. Во всех случаях, когда доказано, что гражданско-правовые договоры регулируют трудовые отношения, к ним должны применяться нормы трудового законодательства. Что касается автобуса марки ПАЗ-32050К, 2000 г.в., он согласно паспорту транспортного средства серия 55 МК 693647 принадлежит ИП В., который по договору от 20.01.2007 передал его в лизинг водителю К. В материалах уголовного дела № 1-279/08 имеется копия доверенности от 20.01.2008 на право управления транспортным средством ПАЗ-32050, г/н AT 020 55 регион, выданная предпринимателем В. водителю К. сроком на 1 год. Факт дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 5 июня 2008 г., подтверждается приговором районного суда N-ской области от 29.09.2008 по уголовному делу № 1-279/08. В результате дорожно-транспортного происшествия пассажиры автобуса ПАЗ-32050 О. и Д. от полученных травм скончались. В период с 6 июня по 29 сентября 2008 г. производилось расследование группового несчастного случая (тяжелого несчастного случая, несчастного случая со смертельным исходом), о чем составлен акт. Согласно акту групповой несчастный случай произошел 5 июня 2008 г. в 18 ч 40 мин. В сведениях о пострадавших указано, что пострадала О, 12.09.1991 г.р., исполнитель по договору возмездного оказания услуг. В сведениях о проведении инструктажей и обучения по охране труда отмечено, что инструктаж на рабочем месте не проводился, проверка знаний по охране труда не осуществлялась. В отношении О. комиссия по расследованию несчастного случая пришла к выводу: договор оказания услуг от 30.05.2008 № б/н содержит признаки трудовых отношений, поскольку предусматривает систематическое выполнение однотипных обязанностей по обслуживанию гостей; доставку на работу и с работы автотранспортом предприятия; использование в работе инвентаря ЗАО «М» без заключения договора аренды на оборудование; выполнение работ по режиму ресторана ЗАО «М». Таким образом, поскольку между сторонами фактически были трудовые отношения, несчастный случай, происшедший с О., в результате которого она погибла, комиссия признала несчастным случаем на производстве. Довод представителя ответчика, что в 2008 г. между ЗАО «М» и ИП В. не было никаких отношений и транспортные услуги оказывались работникам ЗАО «М» только при наличии свободных мест в автобусе, не нашел своего подтверждения в судебном заседании. Свидетель С. показал, что ранее был сменщиком водителя К., работал на принадлежащем В. транспорте в период с 2006 по лето 2008 г. Его работа заключалась в перевозке рабочего персонала ЗАО «М» в соответствии с утвержденным графиком, в котором были указаны остановки и время. Работников ЗАО «М» он знал в лицо, ему было известно, кто из них на какой остановке садится в автобус и выходит из него. Всего в день он делал два круговых рейса. Кроме того, в материалах уголовного дела К. № 1-279/08, которое обозревалось в ходе судебного заседания, имелась копия постоянного пропуска № 001483, выданного для въезда на территорию курорта «Ч» N-ской области автомобиля ПАЗ, г/н AT 020, организация – ЗАО «М». Таким образом, из пояснений третьего лица В., свидетеля С. и представленных суду копий договоров оказания транспортных услуг от 01.08.2006 № 15-1, аренды транспортного средства от 07.02.2005 № 11-1, следует: ранее В. и ЗАО «М» состояли между собой в договорных отношениях по предоставлению автотранспорта.

Обоснование позиции суда

Работодатель обязан возмещать вред, причиненный работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, установленных ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами (ст. 22 ТК РФ).

Согласно ст. 212 ТК РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя, именно он обязан обеспечить: обучение безопасным методам и приемам выполнения работ и оказанию первой помощи пострадавшим на производстве; проведение инструктажа по охране труда; стажировку на рабочем месте и проверку знания требований охраны труда; недопущение к работе лиц, не прошедших в установленном порядке обучение и инструктаж по охране труда, стажировку и проверку знаний требований охраны труда; информирование работников об условиях и охране труда на рабочих местах, о риске повреждения здоровья и полагающихся им компенсациях и средствах индивидуальной защиты; принятие мер по предотвращению аварийных ситуаций, сохранению жизни и здоровья работников при возникновении таких ситуаций, в т. ч. по оказанию пострадавшим первой помощи: обязательное социальное страхование работников от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; ознакомление работников с требованиями охраны труда.

В нарушение данных обязанностей работодатель не предпринял необходимых и должных мер к предотвращению аварийной ситуации, сохранению жизни О., не провел с ней инструктаж по охране труда, не ознакомил с условиями труда на рабочем месте, в т. ч. и с условиями по переезду представляемым работодателем автотранспортом.

Согласно п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее – Закон от 24.07.1998 № 125-ФЗ) возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Таким образом, в соответствии со ст. 1101 ГК РФ и ч. 3 ст. 8 Закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ материальный вред, причиненный несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, возмещается работнику Фондом социального страхования, а моральный вред, причиненный в связи с несчастным случаем на производстве, компенсирует работодатель.

Согласно авансовому отчету от 07.06.2008 № 122, квитанциям, акту на списание материально-производственных запасов, акту на списание товаров, ЗАО «М» приняло на себя расходы, связанные с погребением О.

Впоследствии данные расходы ему возместил В., что подтверждается показаниями третьих лиц В., К., претензией от 27.06.2008 № 32, прилагаемым к ней перечнем пострадавшего персонала. Представитель ответчика данный факт не отрицала.

Из статьи 151 ГК РФ следует: в случае, когда гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других предусмотренных законом случаях, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Статья 237 ТК РФ предусматривает возмещение морального вреда, причиненного работнику. Право на компенсацию работник имеет во всех случаях нарушения его трудовых прав, сопровождающихся нравственными или физическими страданиями. Размер компенсации определяется судом исходя из конкретных обстоятельств дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных и физических страданий, степени вины работодателя и иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости. В случае смерти работника члены его семьи вправе требовать возмещения морального вреда.

Из свидетельства о рождении О. серия IV-KH № 497177 следует, что ее родителями являются Е. и Г.

Истцы обращались к руководству ЗАО «М» по поводу признания договора возмездного оказания услуг, заключенного с их дочерью, трудовым, установления факта несчастного случая на производстве и компенсации морального вреда, что подтверждается ответом ЗАО «М» от 18.12.2008, которым в удовлетворении требований было отказано.

Сам факт смерти работника в результате несчастного случая на производстве является бесспорным доказательством факта причинения нравственных страданий членам его семьи. Размер подлежащего взысканию морального вреда определяется судом исходя не из тех страданий, которые перенесли истцы в связи с потерей близкого человека, а тех, которые нанес ответчик путем нарушения требований трудового законодательства. Работодатель несет ответственность не только за виновное, но и за случайное причинение морального вреда.

При таких обстоятельствах суд посчитал возможным требования истцов в части компенсации морального вреда удовлетворить частично, с учетом фактических обстоятельств дела, стажа работы О. у работодателя, ее несовершеннолетнего возраста, степени вины работодателя, требований разумности и справедливости.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ и ст. 333.19 НК РФ с ответчика следует взыскать и государственную пошлину в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Решение суда

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194–199 ГПК РФ, суд решил исковые требования Е. и Г. к ЗАО «М» удовлетворить частично:

признать отношения между О. и ЗАО «М.», имевшие место в период с 1 по 5 июня 2008 г., трудовыми;

установить факт несчастного случая на производстве, происшедшего с работником ЗАО «М» О. 5 июня 2008 г. во время следования с работы к месту жительства в город N, в результате которого О. погибла;

взыскать с ЗАО «М» в пользу Е. и Г. компенсацию морального вреда в сумме 120 тыс. руб. в равных долях: по 60 тыс. руб. каждому.

В остальной части требований о взыскании морального вреда истцам отказать.

Взыскать с ЗАО «М» судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 2200 руб. в доход местного бюджета.



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией


Рассылка




PRO-personal.ru: сайт для специалистов по кадрам и управлению персоналом

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции сайта. Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Свидетельство о регистрации электронных СМИ № ФС77-40332 от 23 июня 2010 года


  • Мы в соцсетях
Продолжить чтение можно после бесплатной регистрации

Здравствуйте! Чтобы продолжить чтение статей на сайте «Pro-personal», пожалуйста, зарегистрируйтесь. Это займет менее 1 минуты, а Вы получите доступ к более чем 5 000 полезным статьям, важным документам и ценным советам от экспертов кадровой отрасли.

В подарок вы получите шаблоны самых востребованных и учитывающих профстандарты должностных инструкций:

  • выберите нужную инструкцию
  • скачайте ее БЕСПЛАТНО после регистрации



У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Зарегистрируйтесь, чтобы скачать

Скачивание материалов доступно только для зарегистрированных участников

Чтобы скачать нужны документ, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Это займет менее 1 минуты, а Вы получите доступ к более чем 5 000 полезным статьям, важным документам и ценным советам от экспертов кадровой отрасли.

В подарок вы получите шаблоны самых востребованных и учитывающих профстандарты должностных инструкций:

  • выберите нужную инструкцию
  • скачайте ее БЕСПЛАТНО после регистрации



У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль